finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Андрей Подскребкин: "Артистам в театре не бывает скучно"

 0023

 

Он умеет погрузить зрителя в особый мир, где даже привычные, знакомые со школьной скамьи герои пьес открываются с неожиданной стороны. Андрей Подскребкин, главный режиссер Дзержинского театра драмы, генерирует идеи, чтобы мы с вами с нетерпением ждали премьер и проникались особой театральной атмосферой. А «СВЕТСКИЙ» решил проникнуть в творческую мастерскую режиссера и поговорить о театре с представителем одной из самых креативных профессий.

 

Андрей Сергеевич, когда и почему вы решили стать режиссером?
– Мы все родом из школьных кружков, секций, студий. Мне нравилась живопись и скульптура, и у меня это получалось, а еще я ходил в студию Театра кукол «Петрушка». К окончанию школы понял, что могу быть либо художником, либо актером. Поступил сразу и в училище искусств города Иркутска, и в театральное училище на отделение драмы, потому что на кукольный театр набора не было. Когда встал выбор, где же теперь учиться, все-таки пошел на театральное, потому что художник – такая индивидуальная профессия: сидишь в студии и творишь, а актер – человек коллектива, это более общественная, насыщенная событиями жизнь. После окончания училища в качестве актера я долгое время работал в Чите с очень хорошими, талантливыми режиссерами и на тот момент даже не подозревал, что сам захочу ставить спектакли. Но когда в нашем театре сменился режиссер, я в какой-то момент понял, что не могу больше работать под его началом. Фактически этот театр я перерос. А когда не устраивает театр, в котором работаешь, нужно делать свой.

 

Чем вас привлекает эта профессия?
– Любое творчество – это, прежде всего, ремесло и плюс, конечно, талант. А режиссерское ремесло для меня привлекательно возможностью сыграть все роли пьесы: и мужские, и женские. Конечно же, перед зеркалом роли не отрабатываются, но проживается изнутри вся ситуация, весь конфликт, комплекс взаимоотношений героев. А бывает так, что мои переживания в ходе репетиций никак не стыкуются с партнером, тогда приходится корректировать. Но мне приятно работать и в качестве актера с хорошим режиссером.

 

strange hotel

Есть ли у нашего дзержинского театра какие-то свои черты и особенности?
– Меня очень привлекает в нем дисциплинированность. Здесь соблюдение расписания уже заложено в традицию. И коллектив требует такого же отношения к себе, есть время репетиции и есть время обеда. Хорошее умение ценить свое и чужое время. У нашей труппы много положительных черт, отсутствие которых раздражает, когда работаешь с другими коллективами.

 

О чем бы вы хотели предупредить тех, кто еще только собирается стать режиссером?
– Хотелось бы, чтобы они учитывали в работе, что театр – это сотворчество. Очень заметно, если режиссер занимается только самовыражением. Тогда уничтожается автор, артисты ходят по красивым мизансценам и замирают в эффектных позах, все очень помпезно и вычурно. Для созерцания это может быть и интересно, но такой спектакль не трогает. Должно быть соавторство и с драматургом, и с артистами. Ведь еще Станиславский сказал, что режиссер – повитуха роли, то есть он помогает артисту родить роль.

 

То есть вы не диктатор?
– А не может быть один человек умнее всех. Да, режиссер – это человек, который видит картину целиком со стороны, но глупо будет отказываться от хороших актерских придумок, открытий и их другого, богатого опыта. Как только довлеть над спектаклем начинает один человек, становится понятно, что в этом театре артист – не главное, зритель – не главное. Ведь в конечном итоге зрители приходят смотреть и сопереживать игре артистов.

 

Кто в театре все-таки главный генератор идей?
– Естественно, режиссер. Я должен не только сгенерировать, но и зажечь коллектив и создать все условия для воплощения задумки. Но чем отличаются, скажем, хорошие педагоги? Тем, что дают возможность ребенку думать, что он сам сделал открытие. Так и режиссер подвигает актера порой на гораздо более интересные придумки, чем нашел бы сам.

 

DSC 5397Театр начинается с вешалки. А с чего еще лично для вас он начинается каждый рабочий день?
– С момента, когда при входе в театр понимаешь, что все работает, все идет, как обычно. Об этом говорят и звуки, и запахи, и люди в коридорах. А начало первой репетиции нового спектакля – это и вовсе некий интим. Мы каждый раз словно по новой знакомимся, не зная, что у нас в итоге получится. Все еще очень зыбко, предчувствие спектакля в воздухе. Это приятное ощущение. Но это и страх перед новым путешествием, перед неизведанным.

 

Отличается ли актер от «простых» людей?
– Вот актеров порой спрашивают, как вы запоминаете столько текста. А это ведь не зубрежка. Когда попадаешь в нужное эмоциональное состояние, слова сами приходят. По щелчку заплакать тоже невозможно, это внутри должна заболеть нотка. Жизнь героя нужно прочувствовать не только на момент спектакля, а от рождения и до того, что будет с ним после временного отрезка, взятого в пьесе. Актер ведь проживает не одну жизнь и в этом плане мы и более счастливые, и более несчастные, чем другие люди. Одно можно сказать точно: артистам в театре не бывает скучно.

 

Андрей Сергеевич, какие пьесы у вас сейчас на рабочем столе?
– На рабочем столе у меня Вампилов. Из классики Гоголь «Ревизор», Горький «На дне», Брехт. Не все, что хочется поставить, можно поставить. Ведь, чтобы «сделать» Гамлета, нужно не только найти его в труппе, нужно еще иметь зрителя, который придет Шекспира смотреть. Театр занимается воспитанием своего зрителя, поэтому для каких-то постановок нужно подтянуть не только себя и труппу, но и зрителя. Например, у того же Шекспира сложные для восприятия стихи и, помимо любви, разговоры государственного масштаба. «Век вывихнул сустав...» – это же вселенский масштаб. Это не значит, что зритель глуп, просто он об этом никогда не думал и так вот, с кондачка, может не воспринять посыла.

 

Вам самому больше нравятся комедии, трагедии, драмы? Современные или классика?
– А не хлебом единым жив человек. Не одной трагедией и не одной комедией жив театр. Как только подряд идут две-три комедии, становится скучно. Жизнь наша настолько разнообразна, что хочется и танца, и мьюзикла, и драмы, и мелодрамы, и трагедии, и комедии. Чем мы и счастливы, что как муниципальный театр можем соприкасаться со всем спектром постановок, с любой аудиторией, как с детской, так и взрослой.

 

С кем из знаменитых режиссеров или, может быть, актеров вам хотелось бы пообщаться лично?
– Если говорить про звезд Голливуда, мне интересно наблюдать за работой, за репетициями Марлона Брандо, Мерил Стрип. Они, кстати, так или иначе театральные актеры. Мне нравится, как работает Аль Пачино, близки его мысли о театре и кинематографе. Он хорошо сказал: «Понимаете, когда я играю в кино, я безответственен: можно в любой момент переснять. А игра в театре – это, как канатоходец без страховки». Из наших режиссеров, за работой которых мне нравится и хочется наблюдать, это Лев Абрамович Додин. Можно многому научиться не в плане ремесла, конечно, а в смысле философии профессии. Это его подход и принцип, когда артисты – соавторы режиссера, я постарался воплотить здесь, в Дзержинске.

 

DSC 5404

Актерам требуется вдохновение для работы. А что нужно режиссеру?
– Конечно, для любого творчества должно быть вдохновение. Но есть такая штука, что, если просто сидеть и ждать, вдохновение не придет никогда. Это в первую очередь труд и самодисциплина. Сименон, например, ставил себе задачу: каждый день писать по 80 страниц текста, глядишь, две из них будут с вдохновением. В необученный и в нетренированный для этого мозг вдохновение не приходит. Менделеев увидел во сне свою периодическую таблицу после нескольких лет напряженных поисков. Мне кажется, вдохновение – это еще и свобода. Свобода, которую может дать только ежедневная работа. А вот у интуиции, которая также необходима режиссеру, два родителя – опыт и информация.

 

Как бы вы охарактеризовали наш город, если бы он был героем пьесы? Каков его характер?
– Мне кажется, он очень спокойный и патриархальный. Он во многих отношениях пуританский, здесь живут хорошие стабильные и думающие о своих близких и о своем будущем люди. У нас умные, прекрасные, иногда, может быть, чересчур подвижные дети, поэтому и будущее у Дзержинска хорошее. И даже когда здесь пытаются найти какие?то экологические катастрофы, ничего, кроме двух объектов: «белого моря» и «черной дыры», не находят. Тогда я думаю, что этим людям стоит съездить по городам Сибири и посмотреть, какая экология там. Норникель, Челябинск, Чита, Магнитогорск, Устькаменогорск – вот, где проблема побольше нашей.

 

Требуется ли вам отдых от любимой работы в театре?
– Как только нет работы, начинается депрессия. Надо что-то делать. Для меня лучший отдых – это что-то делать руками, строгать, пилить, класть плитку. Можно кулинарить. Можно путешествовать, но не просто лежать на пляже, это скучно, больше трех дней не выдерживаю. Потом нужно куда-то двигаться, что-то познавать. Вот, к примеру, даже по области нашей столько интересных мест, куда ни ткни – история государства Российского. Мне очень понравился в Володарске дом купца Бугрова. Когда я его увидел, решил поехать и познакомиться с другими его домами в Городце и с его биографией, и теперь этот человек почти стал мне родным. В Гороховце есть замечательные монастыри и очень красивый дом-музей купца Сапожникова-Ершова. Вообще, я считаю, что жить нужно интересно, ведь нам так мало дается времени, чтобы тратить его на «ничегонеделание».

 

13Какие книги вы читаете?
– Когда-то я был без ума от фэнтези и фантастики: и технической, и философской. Сейчас в большей степени перешел к научно-популярной литературе. А если разбираться досконально, то фантастикой является любой написанный кем бы то ни было текст, даже финансовый отчет. Художественное произведение – авторский мир, пусть даже максимально реалистичный.

 

Андрей Сергеевич, какой суперспособностью вы хотели бы обладать?
– А я уже ею обладаю: как всякий актер, могу перевоплощаться в другого человека (улыбается,– примеч. автора). В японской мифологии есть такой дух Нопэрапон, который может взять сущность другого человека. И артист в этом смысле немножко волшебник.

 

Интервью: Наталья Курганская,

фото: личный архив Андрея Подскребкина и Владимир Хруполин

cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить