finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Андрей Дементьев «Писать всегда трудно, неважно, какое тебе выпало время»

лид
Он мог бы стать певцом, учителем литературы или даже спортсменом. Но узнал бы тогда мир Андрея Дементьева, поэта, на чьих стихах и песнях выросло не одно поколение советских, российских людей? В конце октября живой классик, легенда российской поэзии посетил наш город. Он вышел на сцену – подтянутый, моложавый, бодрый… И как-то не сразу осознаешь, что ему недавно исполнилось 88 лет. В твердой осанке, зычном уверенном голосе – ни следа усталости. Андрей Дмитриевич подходит к краю сцены и просит включить в зале свет: «Я хочу видеть вас, ваши глаза. Это так важно»…
В течение вечера Андрей Дементьев охотно общался с залом. И «СВЕТСКИЙ» решил поделиться со своими читателями частичкой творческого вечера известного поэта.
 
avtographАндрей Дмитриевич, в народе принято считать всех состоявшихся людей, так называемых звезд, – москвичами. Многие из них даже «отрекаются» от родного города в пользу столицы. Но, насколько известно, вы влюблены в свой родной город.
–Тверь, а во времена моей юности город назывался Калинин, – это особый город. В нем 28 раз бывал Пушкин, там стоит потрясающий памятник великому поэту. В Твери родился Иван Андреевич Крылов, бывали Салтыков-Щедрин и Федор Глинка – поэт, которого ценил Пушкин. Там творили великие русские художники: Венецианов, Левитан написал там свою лучшую картину «Над вечным покоем». Там жил потрясающий крепостной художник ХIХ века Григорий Сорока. И список этот можно продолжать бесконечно.
А совсем недавно в Твери открыли единственный в России Дом поэзии. На его открытие приехало много знаменитых людей: Валентина Терешкова, Иосиф Кобзон и др. В этом Доме постоянно кипит жизнь – там проходят творческие вечера, выставки, встречи с поэтами, писателями, презентации книг.
Говорят, что в Твери даже памятник хотели вам поставить…
–Не мне, а поэтам-шестидесятникам. Рядом с Домом поэзии в Твери стоит уникальный памятник, подаренный городу моим давним другом, живописцем и скульптором Зурабом Церетели. Он представляет собой корешки книг, на которых увековечены имена наших знаменитых поэтов – Беллы Ахмадуллиной, Булата Окуджавы, Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Евгения Евтушенко. Я попросил Зураба добавить в этот список Владимира Высоцкого. Тогда Зураб предложил: «А давай тогда и тебя упомянем». Мы долго спорили на тему, какие поэты действительно представляли великую эпоху шестидесятых. К сожалению, почти все они уже ушли – остались только я и Женя Евтушенко. И очень жаль, что он живет в Америке и приезжает на Родину только на гастроли. А он нужен России!
 
Вы что-то знаете о нашем городе Дзержинске?стол
–Я бы хотел поклониться жителям вашего города, особенно старшему поколению за то, что они так много сделали для победы в Великой Отечественной войне. Сколько тут произведено орудий, чтобы мы воевали и побеждали. Я прекрасно помню, что второй фронт, которого все так ждали, был официально открыт только в начале июня 1944 года, когда мы уже практически победили фашизм. Но по-настоящему второй фронт был открыт 23 июня 1941, когда к станкам встали жены, матери, дети и тоже ковали победу. Среди них были и дзержинцы. Военное поколение – это поколение совести, мужества и любви. Мы были одной семьей, поэтому мы и выжили…
 
Многие поэты считают ниже своего достоинства писать на злобу дня, мол, дело поэта воспевать «вечные ценности» и творить для вечности…
–Я редко пишу остросоциальные стихи, я больше лирик. Но как поэт все же затрагиваю и больные темы, критикую наше время, нашу власть. И не потому, что хочу казаться смелым. Я пишу, чтобы сделать жизнь лучше, чтобы кому?то помочь. И каждое такое произведение – это отклик на реальное событие. Несколько лет назад, под Новый год, президент Дмитрий Медведев сказал в обращении к народу, что мы – очень молодая страна, нам всего двадцать лет. И меня это очень поразило и возмутило: «Как это – двадцать лет? Это вашей власти – двадцать лет». Так и родились стихи, в которых есть такие строки: «Я наивно думал, что Россия – это очень древняя страна. Были у нее свои мессии, и была великая война». Разве это не вечная тема?
 
РукиУ вас много стихов, посвященных другим поэтам, классикам литературы. Они ваши кумиры, учителя или…?
–Я с трех лет люблю Лермонтова и Пушкина – сперва слушал, затем читал. Но Лермонтова особенно, может быть потому, что у него такая трагическая судьба. Уйти из жизни в 26 лет, сколького не сказать. А сказать, что эти поэты – наше все – это не пафос. Русская литература – наше наследие. Она учит нас добру, свету. Я много размышляю, а что было бы, не случись столько ранних смертей великих поэтов? Если бы не было дуэли у Пушкина? Наверное, и мир был бы другой теперь.
 
А стихи, посвященные женщинам, имеют своих героинь?
–Свой последний сборник «Я продолжаю влюбляться в тебя» я посвятил жене, своему другу, своей музе, с которой мы рядом больше тридцати лет. Я всегда поклонялся женщинам и поклоняюсь до сих пор. У меня сотни стихов – посвящений женщинам. Женщины для меня – богини. Я всегда считал, что, какая рядом с тобой женщина, такой и ты. Если она добрая, талантливая, независтливая, светлая, то и ты эти качества приобретешь от нее.
 
Андрей Дмитриевич, когда вы четко осознали, что поэзия – ваша жизнь?молодой
–Не сразу. В детстве моим кумиром был Сергей Лемешев, и я хотел стать певцом. Я любил петь – пел в хоре, солировал, занимал призовые места. Дома пел оперные арии как мужские, так и женские, мой голос – альт, это позволял. Пел с пластинок, которых было дома во множестве. В 17 лет успешно сдал экзамены в музыкальное училище. Но сказал педагогам – не пойду в певцы. Я понял, что вторым Лемешевым мне не стать, а на меньшее я не согласен. К тому же я тогда уже начал писать стихи и решил писать их хорошо.
 
Когда писать и находить путь к читателю было сложнее – лет 40 назад или сейчас? Молодые авторы и теперь жалуются, что их «зажимают»…
–Писать всегда трудно, неважно, какое тебе выпало время. Но в доперестроечные времена цензура была страшная. Однажды из моей книги выбросили 13 лучших стихов. Заворачивали ярких авторов, просто не выпускали… К чему бы я вернулся – это к художественным советам. Сейчас столько халтуры, пошлятины, мерзости на эстраде, на телевидении, радио, которую в советские времена в эфир, в печать бы не пропустили. Я сам был в составе художественного совета телевидения и радио, а там сидели люди профессиональные, честные – поэты, композиторы М. Фрадкин, О. Фельцман, Н. Богословский. Мы не пропускали халтуру. Мой внутренний критик постоянно работает: я часто, когда выхожу на публику с новым стихотворением, спрашиваю публику – а можно ли это читать, печатать?
 
1469442901476Любите говорить правду?
–Я откровенный человек. Что-то хорошее могу сказать за спиной, в отсутствии человека. Но серьезное, строгое, жесткое – только в глаза. И в стихах своих стараюсь быть таким.
 
Вы верите в чудеса?
–Несколько лет я прожил в Израиле, в Иерусалиме, столице трех религий. И, признаюсь честно, хотя я человек православный, верующий, но в чудеса не верил. А на Святой земле они со мной случались неоднократно. Как-то пришлось возвращаться поздно ночью из Тель-Авива в Иерусалим на машине. 67 километров, вроде немного, но на полдороге у нас кончается бензин. На заправке выяснилось, что денег у нас нет, рядом никого. Перспектива ночевать в машине не радовала. А что делать? И вдруг из банкомата выползает 50 шекелей, как раз, чтобы оплатить бензин. Разве не чудо?
Второе чудо было еще более необъяснимым. Я уже обжился в Израиле, работал в бюро Российского телевидения на Ближнем Востоке. И вот меня вызывают – надо лететь в Каир и брать интервью у Кофи Аннана, который тогда был генеральным секретарем ООН. Я лететь не хотел, были дела дома. Но что делать – работа, беседа с таким человеком. Я нехотя купил билет, приготовился лететь. И вдруг в день отлета выпал такой снег, что аэропорт закрыли, отменили все рейсы. А на дворе середина марта, в Израиле почти лето, миндаль отцвел – не должно быть никакого снега, это чудо, аномалия. Но получается, что все вышло по моему желанию.
Но самое большое чудо связано с открытием Русского Культурного центра в Иерусалиме. В Израиле на тот момент проживало около полутора миллионов наших соотечественников, а такого центра не было. Почти все страны имеют там культурные центры, а мы чем хуже? Помог случай или чудо – как хотите. Под Новый год я был на приеме в Кремле, беседовал с Майей Плисецкой, а рядом находился и Владимир Владимирович. Майя подтолкнула подойти. Я набрался смелости, рассказал Президенту об идее открыть Русский центр в Израиле. «Вам позвонят», – ответил Путин.
Русский центр был открыт через полтора месяца…
 
мартыновВы много сотрудничали с композитором Евгением Мартыновым, расскажите о нем.
–Однажды в редакцию журнала «Юность», который я возглавлял, пришел молодой растрепанный блондин, похожий на Сергея Есенина. Он сказал, что написал песню на мои стихи «Баллада о матери». Я никогда не думал, что на эти стихи можно написать музыку и предложил поехать ко мне домой, познакомиться с песней. И это знакомство стало началом плодотворного сотрудничества с Женей. Мы написали много песен: «Лебединая верность», «Аленушка», «У Есенина день рождения», более 20 песен, которые любимы в народе. Женя был невероятно музыкально одарен, чувствовал стихи, замечательно пел, хотя не имел вокального образования. А еще Женя был очень чутким, отзывчивым человеком, с тонким чувством юмора, мы были с ним очень дружны. С моей подачи он начал сотрудничать с Робертом Рождественским, другими поэтами… Он титанически много работал, торопил, давал мне новую музыку, видимо, предчувствовал, что мало времени ему отпущено. Однажды он сыграл мне потрясающей красоты музыку, сказал, что дарит ее мне, напишите, что хотите. Так появилась песня «Натали», посвященная жене Пушкина, Наталье Гончаровой. После премьеры песни он сказал мне: «Ну вот, теперь можно и уходить».
 
Андрей Дмитриевич, у вас такой график, что не каждый молодой артист выдержит…kniga
–Душевные силы и вдохновение мне придают как раз такие концерты. Это приносит столько сил и радости и является продолжением творчества. Это такой восторг!
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Подготовила Наталья Уварова, фото: автора и электронные СМИ
cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить