finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Театральная гостиная

Дамы и господа!

 


Приветствуем Вас в специальной рубрике «СВЕТСКОГО» – «Театральная гостиная». Когда Вы последний раз ходили на премьеру в Дзержинский театр Драмы? Пожалуй, сейчас намного проще сходить в кино, ведь там можно в комфортном зале с современным звуком на широком экране посмотреть новинки киноиндустрии. А походы в театр случаются крайне редко. И это очень несправедливо, потому что нашему родному театру уделяется катастрофически мало внимания. А ведь там есть на кого посмотреть, и есть что Вам показать. Ведь театр – это живой организм, в котором постоянно что-то происходит, каждый год меняется репертуар, интересные премьеры, эксперименты, спектакли, бенефисы любимых артистов. Эта рубрика будет как раз освещать театральную жизнь города. О дзержинских актерах, их успехах и достижениях, их творческих победах и триумфах будет рассказывать журнал "СВЕТСКИЙ". Здесь Вы также найдете эксклюзивные интервью, которые столичные именитые актеры дали «СВЕТСКОМУ».

Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 58

Сергей Никоненко

 

ЗРИТЕЛЬ - САМЫЙ ГЛАВНЫЙ МОЙ ПАРТНЕР

 

В ноябре в Дзержинске прошел гастрольный спектакль «Аккомпаниатор», актерский ансамбль которого порадовал жителей города блестящим составом. Народные артисты России — Лариса Лужина, Раиса Рязанова, Сергей Никоненко и молодой, но не менее талантливый актер Театра Луны Александр Гундарев – показали дзержинскому зрителю трогательную и пронзительную историю о любви и одиночестве нашего старшего поколения. После спектакля актер, на счету которого около 200 ролей в театре и кино, режиссер, снявший более десяти картин, обаятельный и ироничный полковник «Колобок» из всенародно любимого телесериала «Каменская» — Сергей Никоненко поделился со «СВЕТСКИМ» своими впечатлениями о спектакле, любимых ролях и творческих планах.

 

Сергей Петрович, спектакль, который вы сегодня играли, получился жизненным и весьма актуальным. Как вы относитесь к антрепризе в целом?

— К антрепризе я отношусь хорошо. Считаю, что к ней плохо относятся те актеры, которых не берут в такие спектакли. В нашу страну антреприза как явление буржуазное пришла только с распадом Советского Союза. В эти спектакли собирались самостоятельные люди, что совсем не поощрялось при советской власти. Тогда же считалось, что все должны находиться под наблюдением ЦК, обкома, райкома и первичных организаций. Но я в антре­призе играю всего лишь пятнадцать лет. Как сейчас помню свой первый выход на сцену театра «Ленком». Я дрожал, как осиновый листок, и, как молодой актер, пережил все волнения. Но театральными кулисами «отравился» навсегда. Я понял, что в кино у меня нет самого главного — партнера. А в театре у меня есть зритель. И зритель — самый главный мой партнер. Он барометр спектакля.

 

Вам ближе комедийные или трагические роли?
— Я вообще человек веселый: похохмить, анекдоты рассказать — хлебом не корми! Что может быть приятнее, чем дарить смех и хорошее настроение людям? В жизни каждого и так много трагедий.

 

И все же в большей степени российский зритель знает вас по работам в кино. Вы довольны своей киносудьбой?
— Я благодарен ей за то, что за 50 лет моей творческой деятельности телефон меня постоянно беспокоил. Скоро будет полвека с момента выхода моего первого фильма «Счастье пришло» на экраны кинотеатров нашей страны. За 50 лет мною сыграно практически 200 ролей.

 

Какая из этих ролей в кино была самая любимая и запоминающаяся? Может, такая еще впереди?
— Очень бы хотелось так думать (смеется, — примеч. автора), несмотря на то, что в прошлом году мне перевалило за 70 лет, и пришлось подводить некоторые творческие итоги. Одну роль всегда выделить очень сложно, но в последнее десятилетие лучшей роли, чем в фильме «Классик», у меня не было. А еще очень важная, этапная роль была в моем фильме «Елки-палки» по очень дорогим мне рассказам Василия Шукшина. Кстати, благодаря Василию Макаровичу я стал режиссером. Он так увлек своим материалом, что я поехал советоваться с Сергеем Аполлинариевичем Герасимовым.

 

Мало кто знает, что вы — отец-основатель дома-музея Есенина, в котором сами проводите экскурсии. Как родилась идея создания этого музея?
— Идея эта пришла еще в молодости после главной роли в фильме Геннадия Шпаликова и Сергея Урусевского «Пой песню, поэт».
С тех пор Есенин вошел в мою жизнь. Тогда и возникла идея создания этого музея, ведь в Москве такого не было. Долго не мог найти адрес дома, связанного с жизнью поэта. Я знал, что это где-то в районе арбатских переулков. Пришел в местный ЖЭК и засел там на двое суток. Сначала я навел там порядок, убрался, а потом перелопатил груды старых домовых книг и все-таки нашел: Сивцев Вражек, 44/14. Ба! Да ведь в этом доме я родился и живу до сих пор — мистика какая-то. Причем в его двор выходит черный ход еще одного здания, где родился и жил Андрей Белый. Рядом — Арбат, 53 — дом Пушкина. В соседнем доме останавливался Александр Блок, приезжая в Москву. Просто фантастика: окна домов, связанных с именами трех поэтов, выходили в один двор — тот же, где находится теперь наш музей. Надо сказать, что сам Есенин в этой квартире не жил — он был прописан в селе Константиново. Ни в Москве, ни в Петербурге постоянного дома не имел — останавливался в гостиницах, а вещи оставлял у знакомых и друзей.

 


Сергей Петрович, а желания снять документальный фильм о жизни поэта у вас не возникало?

— Однажды мы с поэтом Евгением Юшиным решили написать сценарий о жизни Есенина. Тем более Юшин сам из Рязани. Перелопатили много материала, но картину, слава Богу, не поставили.

 

Почему «слава Богу»?
— Потому что сценарий получился слабым. Наверное, о поэте нужно снимать так, как итальянцы сняли о Микеланджело: с ведущим, который рассказывает интересные эпизоды из жизни художника. Мне очень понравился этот фильм. Или брать какой-то конкретный случай из биографии и разработать его, чтобы могли отразиться разные грани таланта личности. Сколько бы мы ни бились над сценариями о Есенине, все получается как-то однобоко. Есенин остается живым только в своей поэзии. Художественный фильм мне видится в каком-то одном ярком эпизоде жизни поэта. Вот документальный фильм можно было бы сделать — он был бы сейчас не менее интересен.

 

Многие режиссеры снимают жен в своих фильмах. Вам не хотелось сняться в фильме вместе с супругой или снять ее в главной роли? Ваша супруга — актриса Екатерина Воронина — помогает вам в вашей профессии?
— У нее и так самая главная роль в моей жизни (смеется, — примеч. автора), она в первую очередь — моя жена, а уж потом актриса. Самое главное — она помогает мне в жизни, и я благодарен ей за это. Екатерина — очень мудрая женщина, ангел-хранитель нашего семейного очага. Дело в том, что у меня ужасный характер, как у любого творческого человека (смеется, — примеч. автора). Играешь же на нерве, вот и бывает, что вспылишь на ерунде. Но я всегда через час-другой, поняв, что виноват, иду и извиняюсь.

 

Сергей Петрович, ваш сын не пошел по стопам родителей, не связал свою жизнь с кино?
— Нет. Хотя он ездил со мной в экспедиции и вырос как раз среди актеров, постоянно был на съемочной площадке, но никак к этому не прикипел. Он прекрасно понимал, что рядом — даже в нашем доме — живут люди, которые зарабатывают несусветные деньги, знает, какие у них квартиры, видит, какую мебель привозят. Он нам говорил: папа, мама, вы не так живете, может быть, вам не стоило заниматься творчеством? Сын хотел жить так, чтобы ни в чем себе не отказывать. Тогда я ему посоветовал идти в «ин.яз», освоить два языка — немецкий и английский. В конечном итоге так и вышло — сейчас он работает в фирме «Фольксваген», свободно общается с западными партнерами. Так что иностранные языки ему очень пригодились.

 

Интервью: Александрина Соколова, фото автора и электронные СМИ.

  

cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить