finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Легенда системы образования Лев Пигалицын и его "одареныши"

Традиционно на начало октября приходится День учителя. В школах в это время всегда оживленно: ученики спешат поздравить своих педагогов, выпускники возвращаются в стены альма-матер, чтобы вновь увидеть своих учителей и сказать им «спасибо». Накануне праздника «СВЕТСКИЙ» встретился с единственным в области Народным учителем России Львом Васильевичем Пигалицыным. Несмотря на огромный педагогический стаж, этот незаурядный учитель и сегодня продолжает трудиться – работает над реконструкцией выставки в Нижегородской радиолаборатории при университете им. Н.И. Лобачевского. В преддверии профессионального праздника легенда системы образования рассказывает о своих «одаренышах» и о том, какой он видит профессию учителя.

 

ГЛАВНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ – УЧЕНИКИГорьковский пединститут. 1961 год.

Честно говоря, я никак не думал, что буду учителем физики, ведь эта наука мне не очень-то и нравилась поначалу. А сейчас вот, оглядываясь назад, понимаю, что вся моя жизнь связана с физикой, астрономией и микроэлектроникой. Если поделить ее на дом и работу, то пополам, наверное, не получится. Будет 1/4 – дом и 3/4 – работа. Так уж получилось. Пытался как-то все бросить, хотел было поехать в Доскино, где родительский дом, заниматься сельским хозяйством. Приехал, посмотрел – так тошно стало, и вернулся к работе. Я нисколько не жалею, что не стал ученым, не получил высшую степень. Мои достижения – это мои выпускники, в каждого из которых я вложил частичку души и свои знания. Ведь главное для учителя – желание научить ребят тому предмету, который преподаешь.

 

Школа №2. 1980 год.ВСЮ ЖИЗНЬ С ПАЯЛЬНИКОМ В РУКАХ
Мне непонятно, почему многие учителя сейчас забывают о внеклассной работе. Учитель ведь не только обучает, он еще и воспитывает, знакомит ребят с окружающим миром, а для этого, согласитесь, нужно самому быть увлеченным человеком, самому чем-то гореть. Я никогда не ограничивался уроками. Быть урокодателем, который отработал свое время и ушел, –это не по мне. Наоборот, я всегда был открыт, старался познакомить ребят со своим хобби и увлечь их, показать, как интересно то, чем я занимаюсь. Например, когда я был студентом, мне нравилось ходить в походы. Мы с друзьями бродили по Кавказу, по Чечено-Ингушской АССР, по Кабардино-Балкарии – ничего не боялись! Ехали автостопом, с тридцатью рублями в кармане обошли весь Кавказ. Когда я сразу после института работал в селе Загваздино, самой северной точке Омской области, мы с моими учениками ходили на раскопки и нашли для Омского музея много артефактов, даже таких, каких и археологи не находили. Когда пришел работать в школу №2 в Дзержинске, сначала увлекся плаваньем на шлюпках, а потом мои ребята сконструировали катамаран, и летом мы плавали недели две по нашим речкам. Казалось бы, я учитель физики, какие походы? Но именно так я увлек ребят тем, что сам люблю делать. А еще я радиолюбитель с детства, сейчас даже говорю: родился с паяльником в руках и заканчиваю свою жизнь с паяльником. Можно сказать: от паяльника до паяльника. В той же школе №2 был «Клуб юных физиков», откуда и вышли все мои «одареныши». Вспоминаю их и каждый раз удивляюсь упорству ребят и желанию истинно понять физику.

 

С Феликсом  Фельдштейном, лауреатом Гос.премии 1999 года

ОБ «ОДАРЕНЫШАХ» ... С ЛЮБОВЬЮ
Один мой ученик, Игорь Квасов, в 11 классе участвовал в олимпиаде по астрономии. Чтобы занять 1-е место, надо было набрать на олимпиаде 80 баллов. Он набрал 120! Это исключительный случай! В каждой задачке он придумывал такие оригинальные ходы и решения, что ему за них добавляли баллы. Это единственный в мире случай, когда было best-первое место, и только потом шли первое, второе и третье. А летом он поехал в Индонезию, где получил Золотую медаль на Международной физической олимпиаде.

Была у меня интересная девчонка, Женька Смирнова. Отличница, пришла к нам из другой школы в девятый класс. С физикой не подружилась сразу, ничего не получалось, одни «тройки»! Расстраивалась, плакала, проклинала эту физику несчастную. Я ей говорю: «Женька, все, надо тебе уходить обратно в свою школу, ты же отличница». А она сидит, представьте, пальцами вцепилась в парту и говорит: «Никуда не уйду!» И что-то с ней случилось, произошел какой-то перелом, и она стала выправляться. В 10 и 11 классе она сдавала экзамен по физике на английском языке. И что вы думаете? Все на «отлично»! Причем эту оценку ей поставили сразу и по физике, и по английскому. Год после школы проучилась на факультете ВШОПФ ННГУ, а потом ее пригласили в Американский технологический институт, где она сконструировала с мальчиком из Индии самый последний электронный ускоритель и защитила докторскую диссертацию по физике. А потом ей представилась уникальнейшая возможность – выбрать любую лабораторию мира, в которой она хотела бы работать! И она выбрала Лос-Аламос, Федеральный ядерный центр США, где сейчас заведует огромной лабораторией. Представляете, как бывает? Мог ли я тогда подумать, что моя Женя достигнет таких успехов в физике?

 

Елена  Грязина, выпуск 2011 года    С профессором ННГУ  Андреем Калининым,  выпуск 1974 года   Женя Смирнова, выпуск 1995 года

 

Была у меня еще Ленка Грязина, уникальная девчонка, еще в школе написала статей десять по стратосферному озону в иностранные журналы. После 11 класса она поехала на конференцию для школьников с докладом, который когда-то опубликовала в американском журнале, и стала, наверное, единственным человеком, которого без экзаменов приняли в МФТИ. Она выбрала факультет аэрофизики и космических исследований, а после 2-го курса ей нужно было выбирать научно-исследовательский институт. Прибегает ко мне: «Лев Васильевич, куда податься?» Я говорю: «Ты знаешь, кто такой Раушенбах? Узнаешь – приходи». Через два месяца она приходит, дарит мне книжку Раушенбаха и говорит: «Я знаю, куда идти: в институт, который создал Раушенбах, Институт управления космическими полетами». Окончила с отличием, защитила кандидатскую диссертацию, сейчас пишет докторскую. А еще она объездила на велосипеде всю Европу!

 

В 2009 году у меня две девчонки, Тоня Торопкина и Лилия Храпунова, заняли первое место в конкурсе «РОСТ», и их отправили на Международную ярмарку-конкурс научных и инженерных работ школьников Intel ISEF-2010 в Сан-Хосе в Калифорнии. Они придумали прибор, который снижает помехи в работе систем спутниковой навигации типа GPS или ГЛОНАСС. На конференции они заняли призовое место, то есть получили Малую Нобелевскую премию. Невероятно же!

 

Мастер-класс для школьников  на Байкале. 2013 годБОЛЕЕ СОТНИ КАНДИДАТОВ И ДОКТОРОВ НАУК!
В «Клубе юных физиков» у меня было человек 80 «одаренышей», причем с 1 по 11 класс. В таком количестве они и приходили на каждое занятие. Представьте: каждый интересуется чем-то своим, у каждого есть какая-то проблема или идея. Как я с ними справлялся? Да никак! Я просто сидел и смотрел: а там дым коромыслом, паяют, разговаривают, играют, свистят – чего они только не делали! Я поступил очень хитро: для ребят с 1 по 4 класс выбрал научных руководителей из 5-8 классов, у среднего звена научными руководителями были старшеклассники, а у старшеклассников – мои КЮФовцы, уже взрослые. Спросите, каков результат? Более сотни кандидатов и докторов наук – вот какой!

 

НУЖНА ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ
К сожалению, сейчас я единственный Народный учитель Нижегородской области, а ведь достойны многие. Я не стремился к награде, не писал никаких работ, никуда ничего не посылал, а просто делал свое дело и делал его хорошо, вкладывая душу. Я был таким учителем, который выучивал своему предмету всех, даже тех, кто не хотел учиться. Если ребенок не учил, получал «двойку», но их я в журнал не ставил, а лишь отмечал для себя, и в субботу приглашал его вместе с родителями. И мы беседовали, пытались вместе выяснить, почему ученик не хочет заниматься. Я советовал родителям проверять наличие домашней работы, спрашивать что-то по теории. Если через неделю-две ребенок исправлялся, получал «три» или даже «четыре», то все в порядке. Если же нет – снова с мамой в школу на беседу. И вот так постепенно ребенок исправлялся, начинал заниматься. Может быть, поэтому у меня просто-напросто не было неуспевающих. Не на бумаге, а по-настоящему не было. Все дело в том, что учитель должен быть доброжелательным, должен по-настоящему хотеть научить детей тому, что знает сам, а не быть цербером, требующим и от сильных, и от слабых ребят одних и тех же результатов. Нужно понимать, что научить всех одинаково невозможно, нужнаВ космическом  корабле ТМ 8 на НПО «Энергия»  2007 год. дифференциация. Например, если ребенок увлекается футболом, то я ему какие-нибудь вопросы футбольные задаю, задачи даю, связанные с этой темой. И спрашиваю по-разному: на более сложные вопросы к доске вызывал сильных, на вопросы попроще – относительно слабых, с пересказом какой-то темы – очень слабых. Но абсолютно все могли получить хорошую оценку, ответив на свой уровень.

 

ВСЕ ОЧЕНЬ ПРОСТО...
Нужно быть добрым учителем, не надо ругать детей и кричать на них. Когда ко мне приходили студенты из педагогического на практику, они спрашивали, как мне удается держать дисциплину в классе? А я ответил просто: «Я не знаю, что такое дисциплина». Они удивились, неужели никто не нарушает? «Нарушают, конечно», – говорю. Сидит, например, ученик, вижу, что занят совершенно другими делами, книжку читает или погружен в телефон. Что делать? Я мог бы рявкнуть, наругать, выгнать с урока и т.п. Но я сохраняю спокойствие, даже если очень недоволен. Продолжаю рассказывать, иду к ученику. А он что? Чувствует: сейчас что-то будет. Убирает книжку или телефон, открывает тетрадку, начинает писать; я задаю вопрос, он отвечает, причем правильно или нет – не так важно. Я отхожу дальше, продолжаю рассказывать – и все, на этом инцидент исчерпан. Заметьте, без криков и нравоучений. Разве сложно? По-моему, все очень даже просто...


Подготовила Надежда Вестова,

фото: личный архив Л.В. Пигалицына

 

 

 

cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить