idei
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Франция

 

ИМПРЕССИОНИСТЫ, ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПОЛЯ СЕЗАННА ДО КЛОДА МОНЕ ВВЕРХ ПО ТЕЧЕНИЮ СОНЫ С КОРОТКОЙ ОСТАНОВКОЙ У ВАН ГОГА.


Думаю, многие из вас, кто сейчас, листая журнал, решили задержаться на этой странице с художественным оформлением, пользуются интернетом. В интернете, как известно, в последнее десятилетие правят социальные сети. Многие, и в основном совершенно справедливо, ругают молодое поколение за бесцельно просиживаемое в них время. Так же, например, как в мои студенческие годы, было модно ругать только пробившийся к нам на видеокассетах американский кинематограф: «тупые боевики», «пустые комедии», почему-то, к тому же, еще и противопоставляемый книгам…

 

   

              

 

А так ли на самом деле бесцельно время, потраченное на чтение новостей, настроенных специально под себя, а также иных, интересующих твое ближайшее окружение? Мне, например, периодически попадаются отдельные цитаты из постоянно нечитаемых мною новостей, на которые и подписаться-то как-то неловко и в то же время прочитать любопытно. Знакомо вам такое чувство? Собственно, об этом я и хотел поговорить. Чувство. По законам жанра сейчас, вероятно, я должен бы залезть в Википедию и дать определение этому понятию. Но так же неинтересно! Это все равно, что сесть за стол в моей любимой игре «Что? Где? Когда?», заранее посмотрев ответы, и гордо крикнуть – досрочный ответ!



Кстати, об игре. А давайте поиграем? Перед вами картина, пожалуй, моего любимого художника Камиля Писсарро. Поглядите, пожалуйста, на нее и ответьте, что на ней написал художник? В качестве подсказки можете вспомнить историю знакомства Джона Леннона и Йоко Оно. На вопрос ­возможно ответить, либо применив эрудицию и логику, либо на озарении, хотя бы немного проникнувшись темой данного текста. Ну, и разумеется, не забыв, что ответ субъективен. А как же иначе, если мы говорим о чувствах? Впрочем, мастерство художников позволяет им, рисуя, к примеру, пруд, вызывать у зрителя буквально физиологическое ощущение звука ворчащей жабы. Но это я уже забежал далеко вперед – в Живерни. Сел писать о путешествии, а пока что-то ни слова – ни где был, ни что видел. Поплыли! Задумано было пройти по рекам Соне и Роне от Мартига, что в Провансе, и недалеко от Марселя и почти до Дижона, столицы Бургундии. Две цели – импрессионизм и дегустация вин. Единственный свободный день от прилета до плавания было решено потратить на поездку в Экс-ан-Прованс. Любимый городок марсельцев, в котором, если выражаться языком импрессионизма, просто ПРИЯТНО.


Берем на вокзале такси и, естественно – Ателье Поля Сезанна! 10 минут, и чувство благоговения сменяется разочарованием, открыто с двух часов дня… Бредем пешком вниз в город. Вокруг сувенирки. Сколько раз уже данный себе зарок – никогда в них больше не заходить – мгновенно нарушается. А как устоять? Лавандины буквально на всем! Прованс! А вот зарока относительно Розового Провансальского не было. Выбираем то, что с виноградника Анжелины Джолли. Пора обратно в гору! Добредаем до Ателье. Дом, где жил Сезанн, сохранен одним из его прижизненных поклонников. Пускают только в студию, где до сих пор находятся его вещи.

 

Удивляемся, что гора Сент-Виктуар, которую он писал всю свою жизнь, из окна не видна… Что ж, значит, нам выше! Бредем еще около получаса вверх вдоль желтых домиков и, наконец, выходим на смотровую площадку со множеством репродукций мастера его заветной горы. Убеждаемся, что вариант, хранящийся в Москве, все же самый лучший. Расстраиваемся отсутствию навыка кисти и невозможности присоединиться к молодой французской паре, подражающей Сезанну.


Проплыв за следующий день великолепный заповедник Камарг, где дикопассущиеся белые лошади на какой-то момент буквально погрузили меня в сказки о единорогах, мы достигли Арля. Всего два с половиной часа, которыми мы располагали, все же позволили окунуться в атмосферу средневекового городка и побродить по тем же мостовым, по которым недолгое время на пару бродили Винсент Ван Гог и гостивший у него Гоген. Поль Гоген, проведший детство в Перу, кроме страсти к живописи, еще имел и неуемную страсть к путешествиям. Годами находясь в пути, он посетил Северные страны, страны Средиземноморья, Индию, Панамский канал. Не забываем, что пассажирских самолетов в то время не было, и путь через океан занимал совсем не теперешние 10-12 часов…

 

 

      

 

Период его творчества в Арле все же больше знаменит не столько картинами, сколько дружбой с Ван Гогом, за которым он, как мог, ухаживал и пытался помочь в наступившем у последнего психическом расстройстве. К примеру, убеждал Винсента знать меру в использовании желтого… Могу, кстати, подтвердить, что пейзажи вокруг Арля вовсе не имеют преобладания этого цвета. Но как познать и переубедить чужой мозг, тем более мозг гения? Через три года Гоген уедет на Таити, где уже сам окончательно найдет свой цвет, который я бы охарактеризовал, как смесь Таитянского заката и спелой папайи. Любопытен факт, что жительница Арля, Жанна Кальман, дожившая до 122 лет и ­являющаяся рекордсменкой-долгожительницей, даты рождения и кончины которой подтверждены официально, вспоминала о своей встрече с Ван Гогом в возрасте 13 лет в кафе. Художник показался ей «грязным, плохо одетым и недружелюбным, был страшен, как смертный грех, имел мерзкий нрав, и от него пахло выпивкой». Разумеется, мы не смогли обойти стороной ни место, где раньше стоял «желтый дом» (местожительство художников), ни больницу, где пытались его лечить, ни его любимое кафе. Дальнейшее путешествие вверх по Соне и Роне проходило в большей степени в познании и восхищении от искусства виноградарей Шатанеф-дю-Пап, Кот-дю-Рон, Божоле и Бургундии и охоты с собаками за трюфелями. Но это уже тема отдельного восторженного рассуждения. Здесь же могу лишь отметить несомненный вклад творцов от лозы в появление импрессионизма.

 

      

 

Следующим художником, в гости к которому мы приехали, стал Клод Моне. Поезд до Вернона от парижского вокзала Сан-Лазар идет около сорока минут, потом еще минут десять на автобусе, и мы попали в Живерни – небольшую деревушку, словно сошедшую из кадров сериала о мисс Марпл. Приятные пастельных тонов домики, иногда увитые плющом, газоны и громадное количество цветов! Клод Моне – столп импрессионизма, художник, усилиями которого, и не только кисти, состоялся импрессионизм как явление. Кто не знает и не восхищается его прудом и кувшинками! Его сиреневым цветом, мягким голубым и оптимистичным синим. Сад около его дома и особенно пруд притягивают как поклонников его творчества, так и любителей садовых ландшафтов. Присев на любую из лавочек, можно часами созерцать игру солнечных лучей на лепестках цветов, слушать ворчание жаб, оседлавших распластавшиеся листы кувшинок, вместе с покачивающимися прядями ив ощущать на себе освежающее дыхание пруда. И завидовать тем, кто еще не был в Живерни и кому еще только предстоит буквально всем своим естеством почувствовать ИМПРЕССИОНИЗМ.


 

P.S. Ответа на заданный в тексте вопрос вы не найдете ни на страницах нашего журнала, ни на нашем сайте. Попробуйте «взять» этот вопрос. Ну, а чтобы не было скучно, когда его отгадаете, вот вам еще один: «Как и (возможно) почему отличается цветовая гамма картин Поля Сезанна и Клода Моне?» Присылайте свои варианты ответов на электронный адрес редакции: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Автор двух первых правильных ответов будет приглашен мной в качестве игрока в Клуб Светских знатоков.

 

 

 

 

 

 

 

 

Член русского географического общества, главный редактор журнала «СВЕТСКИЙ в Дзержинске» Дмитрий Финогеев

cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить