finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Владимир Кондюрин: пилот рукотворной "Птицы"

Владимир Кондюрин родился в Черноречье, когда здешними фабриками и заводами управляли Кашеваровы, Смирновы, Гурьевы и Склянины. Его родители не были ни купцами, ни пароходчиками, но жили в достатке. Отец, Федор Павлович, был портных дел мастер, обшивал жителей Решетихи и соседних селений. В 1911 году Бог дал ему сына – Владимира. С детства мальчик отличался умом, острым глазом и любопытством.


По соседству с Кондюриными жил решетихинский доктор и славный художник В. Ф. Константинов. Нередко Владимир стоял рядом с мольбертом Константинова, наблюдал за работой живописца. А вскоре и сам стал делать карандашные наброски, освоил азы письма красками. Год от года росло мастерство молодого художника, со временем он стал хорошим пейзажистом. Работы Кондюрина выставлялись даже в Москве, имели похвальные отзывы. Но это было позже. В детстве же и юности Владимиром овладела не менее сильная страсть. Восхитительная природа родных мест, часто посещаемые музыкальные концерты, породили пристрастие к игре на скрипке. И на этом поприще у молодого человека тоже были несомненные успехи. Наверняка он стал бы признанным музыкантом или художником, но гораздо сильнее музыки и живописи оказалось совсем иное дело.


Случилось это нежданно-негаданно. В августе 1922 года детвора и взрослые люди Решетихи, задрав головы, следили глазами за внезапно появившейся в небе огромной рукотворной «птицей». Это был первый пассажирский рейс из Канавина в Москву самолета «Илья Муромец». Он летел метрах в 180 от земли, а то и ниже, что даже летчика разглядеть труда не составляло. Тогда и запала в душу одиннадцатилетнего Владимира мечта самому сесть за штурвал воздушной машины. С годами это влечение еще больше окрепло. Но оно казалось недостижимым.


После окончания школы Кондюрин поступил на Решитихинскую фабрику, работал помощником слесаря. А душа рвалась в небо. Когда же пришло время служить в армии, он попросился в летное училище. И был зачислен. В РККА истребители летали быстрее и выше, нежели на гражданских авиалиниях. Но в училище начинали с «летных парт», с самолетов Р-1 и У-2. В двадцать один год Владимир получил звание летчика ВВС и был направлен в бывшую Таврическую губернию, ставшую в 1921 году Крымской АССР. В начале 30 х годов по всей стране организовывались общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству (ОСОАВИАХИМ). Будучи заместителем председателя ЦК Крымского ОСОАВИАХИМа, Кондюрин занимался организацией на территории республики летного дела. Как и во всех других городах, в Крымском отделении ОСОАВИАХИМа инструкторы готовили из молодых людей летчиков для гражданской авиации. Обучались они без отрыва от производства.

 

2Сам же Кондюрин намеревался освоить не только гражданские, но и боевые самолеты. Квалифицированных летчиков в стране было мало, потому для их подготовки в городе Батайске открылась Первая Краснознаменная авиационная школа пилотов ГВФ. В степях Батайска курсанты школы пилотов получали летные навыки и на боевых машинах. Но после Батайска Кондюрин вновь оказался за штурвалом гражданского самолета. С 1935 по 1937 год он командовал летным звеном в городе Калинин Московского управления ГВФ. Приходилось выполнять самые различные полеты. И не только по доставке грузов и пассажиров, но и связанные с тушением пожаров. Это были трудные полеты. На низкой высоте в задымленных условиях летать могли только опытные летчики, каким и стал к тому времени Кондюрин. За тушение пожаров с воздуха в 1935 году он был награжден патефоном с дарственной надписью.


В 1937 году после двух лет работы в Калинине Владимира Кондюрина направляют в Горький для организации в Стригино гражданского аэродрома. В этом волжском городе пассажирские самолеты «Юнкерс-13» поднимались в воздух с аэродрома 2 го ремзавода Главвоздухофлота, находившегося в Канавино. Это напротив нынешнего кинотеатра «Москва». Канавинский аэропорт принимал самолеты еще с 1922 года. А 15 июля 1923 года самолет «Ультиматум», летевший с Ходынского поля Москвы, положил начало первой российской авиалинии «Москва-Нижний Новгород». С тех пор закупленные «Юнкерсы» под коммерческим названием «Промбанк», стали постоянно летать вдоль железной дороги. Как сообщала пресса, расстояние в 420 километров от Москвы до Нижнего Новгорода аэроплан преодолевал за три с половиной часа. Только в хорошую погоду из Москвы самолет вылетал в 8 часов утра, а из Нижнего – в 18 часов. На борт брали шесть пассажиров. Бесплатно провезти разрешалось каждому восемь килограммов багажа. За 3,5 месяца работы на этой линии было перевезено 270 пассажиров и 85 пудов почты, газет, посылок. Самолеты летали не выше 250 метров. И всегда через Решетиху. Кондюрин отлично помнил эти полеты аэропланов.


7Теперь необходимость в авиаперевозках значительно возросла, и потребовался аэропорт с большими возможностями, чем был в Канавино. Организацией работ по подготовке взлетно-посадочной грунтовой полосы и всего остального и предстояло заниматься Кондюрину. Но сначала необходимо было найти место для аэропорта. Сделать это было возможно только с воздуха. Облетев на самолете, где пилотом был В. Ф. Кондюрин, комиссия во главе с недавним дзержинцем, начальником военно-учетного отдела обкома ВКП (б) В. В. Тихомировым, приняла решение реконструировать аэроклубовский аэродром в Автозаводском районе, в Стригино. Это было уже обжитое пилотами место. Но для нового аэропорта предстояло создать полосу, могущую принимать ближнемагистральные транспортные и пассажирские самолеты с двумя поршневыми двигателями. Тогда это были наиболее распространенные американские Дуглас DC-3, прототипы отечественных ЛИ-2. Для их полетов необходимо было организовать и вспомогательные службы аэропорта. В 1938 году была оборудована первая грунтовая взлетно-посадочная полоса, а через год аэропорт был передан 201-му авиаотряду специального применения. Начались рабочие полеты. Наступила и более напряженная жизнь у Кондюрина, поскольку он являлся заместителем командира 201-го авиаотряда по летной службе. Приходилось заниматься не только грузовыми и пассажирскими перевозками, но и с будущими пилотами – выпускниками аэроклуба. И так продолжалось до 1941 года, когда многие работники аэропорта были направлены на фронт.

 

9С первых дней войны в боях по защите Москвы участвовал и старший пилот Владимир Кондюрин. Бои были ожесточенные как на земле, так и в воздухе. Враг рвался к Москве, и 13 я авиагруппа 6 го авиаполка, где служил Кондюрин, отражала налет за налетом немецких самолетов. В ночь на 22 июля 1941 года 220 немецких бомбардировщиков совершили первый массированный налет на Москву. Но он был сорван, только девять фашистских самолетов прорвались к Москве. Затем налеты на Москву следовали один за другим. В октябре-ноябре 1941 года, например, в них участвовало 2 018 немецких бомбардировщиков. Всего только с июля сорок первого года по февраль сорок второго в налетах на Москву участвовало около 9 тысяч вражеских самолетов. В развернувшихся воздушных боях противник потерял более 1300 самолетов. Среди летчиков, отражавших атаки врага с воздуха, был и Кондюрин. Затем, в составе 16-й воздушной армии, он командовал эскадрильей на Сталинградском направлении. Здесь тоже было не менее жарко, как и во многих других боях по освобождению захваченной врагом советской территории. С боями дошел до Варшавы. За время войны Кондюрин многократно совершал опасные полеты и в тыл врага, к партизанам.


О многих боевых эпизодах рассказывал Владимир Кондюрин. Запомнился ему и один из вылетов к партизанам. Самолет С-2 загрузили оружием, и он полетел в район Брянщины. Но вместо пяти направляющих костров летчик заметил лишь два, к тому же на другой линии. Это встревожило аса. И хотя он пошел на посадку, газ совсем не убирал. Спустившись ниже, Кондюрин увидел немецких солдат и сразу же дал самолету полную нагрузку. По фюзеляжу и плоскостям ударили пули. Но самолет уцелел, а летчик нашел таки перебазировавшихся партизан, доставил им оружие. На аэродроме же механик самолета насчитал 32 пулевые пробоины. Помнил Кондюрин и как однажды ночью забрасывал в тыл к врагу совсем юную советскую разведчицу, как в дальнейшем беспокоился о ее судьбе и как радовался встрече с благополучно выполнившей сложное задание девушкой. За многократные вылеты к партизанам, за оказанную им боевую помощь храброго летчика наградили медалью «Партизану Отечественной войны». За время войны Владимир Кондюрин совершил 250 боевых вылетов, дошел до Варшавы. За боевые подвиги командование наградило его Орденами «Красного Знамени», «Красной Звезды», медалями «За боевые заслуги», «За защиту Москвы», «За оборону Сталинграда» и другими.

 

5   4   253


В конце войны, в 1945 году Кондюрина назначили командиром отдельного отряда летчиков в Латвии. А затем вновь был родной аэродром в Стригино, нелегкая работа заместителем аэропорта по полетам. Это при непосредственном участии В. Ф. Кондюрина шла отработка в Горьковском аэропорту приема самолетов в ночное время. Да и обеспечение бесперебойности и безопасности полетов требовали значительных усилий. Владимир Федорович и сам продолжал летать, доставлял грузы в отдаленные районы области, участвовал в тушении с воздуха пожаров. В служебной характеристике на начальника службы движения Горьковского аэропорта В. Ф. Кондюрина отмечается, что на различных самолетах к марту 1950 года он имел общий налет 6433 часа, из них ночью – 155, слепых – 88, управляемых по радио – 4 часа.

 

3   10   6


Всякое случалось в полетах. Однажды, направляясь с грузом в северную глубинку области, по техническим причинам в Семеновских лесах Кондюрину пришлось приземлиться. Каково же было его удивление, когда он увидел бегущих к нему людей. Оказалось, что это было семейство местного лесника, никогда ранее не видевшего самолет. Лесник накормил летчика, а тот, в свою очередь, оставил в подарок кое какие инструменты. Самую же младшенькую из трех девочек спросил, что бы она хотела получить в подарок. Малышка пролепетала, что хотела бы куклу и букварь. Кондюрин улетел, но о просьбе ребенка помнил. И однажды, пролетая над таежной избушкой, он сбросил лесным жителям посылку. В ней была и кукла, и букварь, и другие книги, конфеты, пряники. А спустя много лет к Владимиру Федоровичу приехала незнакомая женщина. Оказалось, что это та самая девочка, которой он с неба подарил куклу и букварь. И стала эта девочка учительницей, и всю жизнь помнила об увиденном впервые самолете, о летчике Владимире Федоровиче Кондюрине – храбром воине, художнике, музыканте, добром человеке, который и в мирное время также неоднократно награждался.

 

Автор: Вячеслав Сафронов,

фото: из архива дочерей В.Ф. Кондюрина — Эмилии и Жанетты