finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Шуховская башня

ШЕДЕВРЫ ШУХОВА В РАСТЯПИНО

В некоторых СМИ города в последнее время появились статьи о Шуховских башнях, но в этих материалах есть ряд существенных неточностей. В связи с этим «СВЕТСКИЙ» решил дать более объективную информацию об этом объекте исторического и культурного наследия. Про две башни из стального кружева я знал с детства, и как мне казалось, практически все. Они стояли метрах в ста пятидесяти от воды, не ближе. И рядом с ними, и напротив, по ту сторону Оки, мы часто рыбачили. Клев там был всегда отменный. Между мальчишками считалось, что рыба шалела от электромагнитного поля, источаемого высоковольтной линией. Сколько блесен, сколько метров лески было потеряно из-за зацепов там «под столбами»! А сколько сил, упорства и смелости надо было, чтобы забраться хотя бы на четверть высоченной башни.


Тогда, да и позже тоже, башни не охранялись. Вот и лезла ребятня, и ведь не робела! При том, что первоначально на башне лестниц не было. Рабочие поднимались по приклепанным пластинам, и не вертикально, а по спирали. Лестницы появились позднее. До первой площадки отдыха мы иногда добирались, а вот до второй трусили, не из-за высоты, а из-за того, что кто-нибудь увидит и непременно уши надерет. Дрожали не меньше, когда под многотонными проводами стояли на фарватере Оки на лодках: вдруг провода лопнут и порежут весь наш лодочный караван. Ходили же слухи, что случалось такое. Мальчишки верили. Ведь нередко вытаскивали из реки зацепившиеся за крючок обрывки каких-то проводов. Лишь позже мы узнали, что это остатки кабелей правительственной связи, проложенной когда-то между Москвой и Нижним Новгородом.


Позднее узнали об уникальности опорных башен, о талантливом инженере Владимире Шухове, придумавшем прочную и красивую конструкцию из стального кружева. Оказалось, что «плели» ее в Москве на заводе «Парострой» — бывшим Бари. Готовые части конструкции рекой доставляли до Растяпинской излучины Оки. Затем по бревенчатым роликам пеньковыми канатами с помощью лебедок и лошадей тащили стальные махины к месту сборки. Здесь, на расчищенном от леса месте, был уже подготовлен фундамент. Специальной техники в то время никакой не было.

 

Тридцатиметровую в диаметре канаву глубиной до шести метров копали лопатами. Вывозить грунт помогали лошади. На месте же месили бетон и заливали им огромный ров. Всю эту тяжелую, объемную работу выполняли местные подрядчики. На первый взгляд конструкция башен весьма проста, на самом же деле она очень сложная. Гениальность Шухова заключалась и в том, что монтаж такой опоры производился телескопическим методом, без подъемных кранов и даже без строительных лесов. С помощью огромных болтов, лебедок и физической силы рабочие сначала ставили самую большую секцию, затем собирали те, что поменьше, и так до самого верха. Стук кувалд и скрежет металла разносились по Оке несколько месяцев. Все пять 25-метровых секций были соединены между собой в 1926 году. А на самом верху была еще трехметровая «рюмка» с полутораметровыми колесами-роликами, на которые легли медные со стальным сердечником провода. Общая высота башни составила 128 метров. Так на берегу Оки, вблизи деревни Растяпино, вознеслись стальные башни-красавицы, привлекавшие внимание своей легкостью и элегантностью.


Таких высоких конструкций, кроме Шаболовской башни в Москве, в нашей стране тогда еще нигде не было. Большая высота была необходима, чтобы протянуть электролинию на стометровый правый берег реки. На левом же, кроме самой высокой, установили несколько башен меньшей высоты. Первые башни от ГОРГРЕС были стандартные, затем шли гиперболоидные 69,5 и 20-ти метровые опоры. Общая длина электролинии на гиперболоидных опорах равнялась 1800 метрам.


На слишком крутом для строительства склоне правого берега Оки никогда никаких опор не стояло. Первую опору на правом берегу установили в 70 метрах от венца откоса. Ее основание, как и фундаменты последующих опор, сохранилось до настоящего времени, а вот деревянные столбы были спилены.


Возвести опоры электропередачи небывалой высоты трудное, конечно, дело, но протянуть многотонный электропровод и закрепить его на гигантской башне, тоже нелегкая задача. Особенно трудно было перекинуть провода через Оку на Дуденевскую гору. На ровном-то месте натянуть и закрепить такие провода трудно, а через реку, да так высоко, и подавно! Проблем было немало. Рабочим пришлось как следует попотеть. Электролинейные участки в Растяпино и Богородске возглавляли тогда В. Михайлов и М. Иванов, они и контролировали прокладку ЛЭП, в том числе через Оку. Чтобы не погибнуть от молнии, линейщики, работая на высоте, всегда брали с собой разрядники, и нередко молнии их разрывали. Даже после установки башенных опор линейщикам приходилось подниматься на самый верх, к «рюмке», чтобы смазать роликовые колеса, в желобах которых перекатывались укорачивающиеся или удлиняющиеся от изменения температуры сталебронзовые провода. О том, какое это не простое дело, свидетельствует тот факт, что за смазку роликов линейщики получали оплачиваемый выходной.


Через Оку провода протягивали зимой. Это, конечно же, затрудняло дело, но однажды мороз выручил линейщиков. Работая на опоре правого высокого берега, они упустили по проводу стальную петлю. Глубина (стрела) провала провода над рекой составляла 90 метров, а расстояние от провода до льда реки — 30 метров. Чтобы освободиться от петли рабочий В. Блинов прикрепил на провод монтажный ролик, взял 60 метров веревки и скатился в нижнюю точку провода. Сняв петлю, он перекинул веревку через провод и спустился по ней на лед. Далеко не каждый может решиться на такое! Но самым трудным, по словам В. Блинова, было другое — подъем по высокому и крутому берегу наверх, где его ждала бригада.


Одновременно с монтажом ЛЭП устанавливалось оборудование первой очереди Растяпинской подстанции. Трансформатор 11500/6600 вольт мощностью в 6000 кВтт был смонтирован к лету 1927 года. А осенью того же года завершился монтаж второй очереди подстанции, в ходе которого был введен в эксплуатацию трансформатор115000/38000 вольт такой же мощности. После изыскательских работ по проводке новой линии высокого напряжения от Растяпино до Навашино тем же летом 1927 года на этом участке началось устройство линии электропередачи. Для нее был изготовлен еще один комплект гиперболических опор, установка которых завершилась в 1929 году. Одновременно со строительством опоры ЛЭП Растяпино-Богородск-Павлово монтировались линии электропередачи и по поселку Растяпино. После сдачи двух первых очередей Растяпинской подстанции ток с Балахнинской ГРЭС пошел сначала на фабрики, заводы и в учреждения, а затем в дома поселка. Балахнинская станция долгое время питала город Дзержинск и его предприятия. Лишь когда в 1961 году была пущена Дзержинская ТЭЦ, город перешел на местную электроэнергию. Позднее по проводам, держащимся на опорах системы Шухова, ток пошел в Богородск и дальше.


Уникальные опоры выдержали испытание временем. Ни большие наледи на проводах, ни удар падающего учебного самолета, ни порывы ветра никак не повлияли на крепость башен. И дело не только в легированной стали, из которой они изготовлены, а в надежности конструкции. Как ни парадоксально, но восхитительная наша река весьма ревностно отнеслась к изяществу, установленному на ее берегу. С каждым годом Ока подмывала берег, валила могучие сосны и уносила тысячи тонн прибрежного грунта, словно желая подобраться к опорам. В результате фундамент одной из 128-метровых башен оказался оголенным на 1,5 метра. Угроза падения стала вполне очевидной. Поэтому было принято решение подавать ток на Богородск и Павлово по другой ЛЭП — от Дзержинской ТЭЦ через Оку к Соколу и дальше. По этому проекту на низком левом берегу реки от высоких опор можно было отказаться.


Подрядная механизированная колонна из Сормова работы начала в 1990 году. Хотя луговая часть местности, на которой ставились новые, типовые опоры, была ровной и низкой, без ЧП не обошлось. Опоры уже стояли, тракторы были готовы натягивать многотонные провода, но сначала их через Оку нужно было протянуть с помощью барж. Вот тогда и случился недочет в работе бригады. Протащив провод до другого берега, его упустили, пришлось тянуть новый. Так до сих пор и лежит многотонный провод где-то на дне Оки. В 1993 году по двум новым электролиниям пошел ток.

 

 

Старые, естественно, были отключены, а река подбиралась к ним все ближе и ближе. Необходимо было что-то предпринимать для спасения башен.


Не понимая ценности шедевра инженерной мысли Шухова, бездумные дельцы, жадные до быстрой наживы, стали спиливать опоры конструкции на металлолом. В 1999 году было решено демонтировать и вывезти обе башни, но к этому времени законодательное собрание Нижегородской области присвоило им статус памятников истории и культуры, поэтому они уцелели. Как оказалось, ненадолго: в 2005 году одна из 128-метровых башен упала. По версии местных жителей, ее-таки свалили на металлолом. Не избежать бы подобной участи и второй башне, ведь из 40 опорных стержней на ней остались только 24, из-за чего конструкция накренилась, но, обладая приличным запасом прочности, устояла. Чтобы сохранить уникальное наследие талантливого инженера, было принято решение укрепить набережную и восстановить башню. В 2007 году Нижегородская строительная академия разработала технический проект по ремонту опоры и проект по созданию в районе башни туристической зоны. Хотя туристический центр у Шуховской башни так до сих пор и не возведен,  главное, что восстановлена опора, и завершены работы по укреплению берега.


Гиперболическая башня Владимира Григорьевича Шухова стала мировой сенсацией еще в 1896 году, когда она демонстрировалась на выставке Всероссийской промышленности в Нижнем Новгороде. Растяпинские башни и по красоте, и по легкости, и по прочности превзошли все предыдущие шуховские «гиперболоиды», в том числе тот, что возведен на Шаболовке. Бесспорная оригинальность нашей башни заключается в узоре стального «кружева», в особом его переплетении, в ступенчатом изменении сетчатых структур снизу доверху. Остается надеяться, что стальное кружево Шухова будет и дальше удивлять нас своим изяществом и напоминать о гениальных людях России.


Автор: Вячеслав Сафронов. Фото: Архив автора и электронные СМИ.