finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Сентябрьская головоломка

Настала школьная пора... Но для всех учащихся, особенно первоклашек, школа

начинается не с сентября, а гораздо раньше – с подготовки к ней. Так было и в прежние времена...


Главные переживания будущих учеников и их родителей связаны с приобретением школьной формы. У одних предшкольные волнения бывают радостными, а у многих – со слезами на глазах и обидой. Не раз случалось, что до школы осталось несколько дней, а форму еще не купили. Отсюда и слезы. Особенно часто такое бывало в годы введения новой школьной формы. В советское время она менялась неоднократно. У старшего же поколения школьной формы не было, поскольку ее не существовало. В школу ходили – кто в чем мог. Конечно, родители старались получше приодеть своего ребенка к школе, покупали различные курточки, пиджачки и брючки, кофточки и платьица. Одежда у школьников была разноликой.

 

2Помнится, в нашем первом мальчишечьем классе у большинства были вельветовые или фланелевые курточки на разный фасон. В то же время некоторые ученики ходили в школу в костюмчиках на взрослый манер. Сейчас большинство учеников идут в школу с красивыми рюкзачками, а в наши годы и простенькие портфельчики были большой редкостью. Все таскали сумки, наподобие военных, встречались и офицерские из кожи, а у иных и тряпоч-ные противогазные сумки. Но было, что и объединяло первоклашек. Это – стрижка. Все, как один, были стрижены «под нулевку», то есть наголо. Таково было санитарное требование. Ведь встречалось много вшивых детей, вот и стригли всех подряд. И в последующих классах, вплоть до пятого, школьники стриглись очень коротко – «под челку». И это никого не удивляло.


Помнится, в первом классе у всех мальчишек брови поднялись от удивления, когда они увидели очень красивых и празднично одетых своих учителей. Именно такой в школе №33, что находилась в переулке Жуковском, была и моя первая учительница – Татьяна Михайловна Дроздова. Высокая, в нарядном платье, всегда с аккуратной прической и непременно в туфлях, она сильно отличалась от большинства других женщин. И к ученикам относилась с большой отзывчивостью, словно в классе у нее было не сорок человек, а один всего, в костюмчике ли или в простенькой одежонке.


3Но однажды моя любимая учительница влепила мне двойку. Мы учились восемьдесят восьмым перышком писать восьмерку, обязательно с нажимом и наклоном в правую сторону. И все у меня было чисто и красиво, только все восьмерки «попадали» влево. Наклон вправо у меня не получался, а учительница приняла мою работу за озорство и в назидание красным карандашом поставила в тетради и в дневнике жирные двойки. Мне было до слез обидно. К тому же за двойку я получил бы хорошую взбучку от родителей. И по пути домой, в парке, я вырвал из тетради несчастный листок, а в дневнике на сосновом пеньке переправил двойку на пятерку. И тут же покаялся. Ведь, как я ни старался, подделка была на лицо, и наказание за это было бы значительно строже. К тому же я почувствовал, что меня гложет совесть. И на том же пеньке ластиком я стер отличную оценку и воскресил двойку. Ни родители, ни учительница мои «старания» будто бы не заметили, чему я был несказанно рад. Цифра же «восемь» у меня постепенно с левой стороны поднялась, а затем, как и было положено, взяла крен вправо.


Из тех далеких начальных школьных лет мне особо запомнился и прием в пионеры. Это было весьма возвышенное мероприятие, к которому долгое время тщательно готовились. Нас знакомили с историей пионерии, все наизусть учили торжественное обещание, затем, тщательно выводя каждую букву, переписывали его на отдельном листке, рисовали на нем красную звезду с тремя символическими лучами костра. Естественно, учились завязывать особым узлом пионерский галстук и правильно салютовать. Не забыть и как нас натаскива-ли дружно отвечать на призыв: «Пионеры! За дело Ленина-Сталина будьте готовы!». В ответ раздавалось дружное: «Всегда готовы!». А в мае всех третьеклассников собрали в спор-тивном зале. После торжественных речей, произнесенной хором пионерской клятвы и гро-могласного «Всегда готовы!», нам повязали алые галстуки. Так ученики всех трех классов стали пионерами. И что бы ни одевали в школу, галстук должен был присутствовать на гру-ди в обязательном порядке. Школьную же форму я помню только у брата Коли, который был на три года меня младше.

 

5Вообще-то форма в школе появилась в 1948 году, но прижилась она не сразу, потому что швейная промышленность в короткий срок не могла одеть учащихся всей страны. Вот моим одногодкам и повезло ходить в школу без формы. Первоначально у мальчиков она состояла из серой полушерстяной гимнастерки и брюк темно-синего цвета, ремня и фуражки с жел-той эмблемой – раскрытая книга в дубовых листьях. У пионеров еще и сатиновый или шел-ковый красный галстук, завязанный пионерским же узлом. Положены были и белые подво-ротнички, чистоту которых проверяли классные «санитары». А вот обувь была у всех раз-ной, поскольку детские ботинки в продажу поступали редко. Комсомольцы и октябрята обязаны были на груди всегда носить значки с изображением Ленина. В 60-е годы школьную гимнастерку сменил китель с желтыми пуговицами. Девочки же продолжали ходить в коричневых платьях с черными (повседневными) или белыми (для торжественных меро-приятий) фартуками, завязывавшимися сзади на бант. Платья украшали обязательные белые воротнички и манжеты. Еще девочки могли носить черные, коричневые (повседневные) или белые (парадные) банты. И обязательно косички с бантами или хвостики с аптекарскими черными резинками. Прически в школах запрещались. Мальчики младших классов про-должали стричься «под челку», ученики постарше – «под полубокс», а позднее – «под ка-надку». На физкультуру мальчики ходили в сатиновых шароварах. Девочки тоже в черных шароварах, но в очень коротких, называвшихся «пыжиками», и в чешках на ногах. На «физру» вне школы обували кеды.


1В 50-е годы в школьном образовании произошли большие изменения. Наиболее значитель-ным и запомнившимся стало введение в 1954 году совместного обучения мальчиков и дево-чек. Из мужской школы №33 в пятый класс я перешел ближе к дому, в совместную школу №30. В нее из других школ учеников перевели самых разных. В нашем классе, наряду с обычными ребятами, оказались детдомовцы, второгодники, переростки и бедовые озорники. Не одинаково сложилась судьба этих сорванцов. Например, очень хулиганистый паренек Вова Кондраков в школе стал посещать секцию борьбы в спортзале. В итоге вырос до мастера спорта, стал одним из лучших борцов Вооруженных Сил СССР. В отличие от ребят, девчонки казались все на одно лицо: фартучки, воротнички, косички с бантами. И оценки почти у всех были одинаковые – четверки. Из всех выделялась с нашей же Октябрьской улицы Зина Кудряшова – очень активная девочка с большими косичками, пятерочница и не зазнайка. А на следующий год наш класс пополнился еще одной отличницей – общитель-ной, красивой, тоже с косой в руку, Таней Приходько.


Но сидеть за одной партой с девчонками никакого желания у ребят не возникало. За уроком «косички» ни поговорить не хотели, ни посмотреть на какую-либо принесенную штуковину. Скукота. Хорошо еще, что с пятого класса по всем дисциплинам учителя стали разные, в том числе и по внешности, по характерам. Были тараторки, злючки, встречались добрые и справедливые. Двойки зря не ставили. Помню, на одном из первых уроков немецкого языка за ответ о предлогах Анфиса Павловна (ее фамилию-то вот и запамятовал) поставила мне пятерку. Это было сверх моих ожиданий, потому тот урок и запомнился на всю жизнь. Не забыть и нашу учительницу по истории – Марию Степановну Кузнецову. Хотя она и была полностью слепая, но выйти отвечать к доске с учебником никто у нее не осмеливался. Она сразу распознавала обман и ставила двойку. Почитать же книгу во время ее урока было лег-ко. Однажды я так увлекся чтением, что не заметил, как она ко мне подошла и обнаружила книгу. А узнав, что я читал Мопассана, начала разносить меня за непристойное для шести-классника чтение. Безобидный роман «Милый друг» считался тогда сверх сексуальным. А ведь многие наши мальчишки «Декамерон» уже читали. Знала бы эта учительница, с ума бы, наверное, сошла.

 

4Так или иначе, а в первом учебном году после слияния женских и мужских школ успевае-мость во всех школах снизилась. По итогам весенних экзаменов, а они были ежегодными, успеваемость составляла 82,6%. Учителям пришлось здорово постараться, чтобы поднять этот показатель. При ряде школ были созданы группы продленного дня. Под руководством опытных педагогов учащиеся этих групп готовили домашние задания, а еще совершали экскурсии на предприятия, в музеи и так далее. По инициативе родителей и за их счет в не-которых группах наладили питание. Этот опыт в следующем учебном году распространился на все школы города. А в целях расширения и улучшения политехнического обучения в начальных школах создавались рабочие комнаты для занятий по труду, а в средних – приш-кольные участки, географические и спортивные площадки. Во дворе нашей тридцатой шко-лы, например, под руководством ботанички ученики вскопали большой огород и вырастили множество самых разнообразных овощей.


В то время в городе и его поселках насчитывалось 36 школ, в которых обучалось почти 24 тысячи учащихся. Как правило, выпускники семилетних школ поступали в ремесленные училища, техникумы, ФЗО и непосредственно на производство. Позднее же все большая часть ребят, окончивших семилетку, не покидали школу. В 1958 году 78% семиклассников продолжили обучение в восьмых классах средних школ. И из числа рабочей молодежи многие продолжали свое образование в вечерних школах. С этой целью в Дзержинске функционировало пять школ рабочей молодежи, в которых в 1958 6году занималось 1 800 человек. В конце 50-х годов несколько городских школ перешли на 11-летнее политехни-ческое обучение. Учащиеся этих школ приобретали профессию аппаратчика и лаборанта, автослесаря и мастеров швейного дела. Кроме изучения предмета «Основы производства», неотъемлемой частью учебного процесса школ стала производственная практика на пред-приятиях города.


И в последующие годы было немало школьных реформ, в результате которых уровень образованности молодежи стал заметно выше. В то же время программы многих школьных предметов значительно «похудели», из них исчезли важные разделы. Школьники прекратили читать книги, потеряли интерес ко многому, что ранее считалось непреложными ценностями. С начала 2000-х годов головной болью для них и их родителей стал единый государственный экзамен (ЕГЭ). Стремление учащихся к широким знаниям пропало. На первый план вышло умение набрать наибольшее количество баллов при заполнении тестов. Это заметно сузило кругозор многих молодых людей, обеднило школьную жизнь.


Но какие бы изменения ни происходили в школе, сентябрь – по-прежнему один из главных этапов учебного года. Несмотря на суматоху по поводу формы, учебников, денежных сборов и новых гаджетов – это радужный и волнующий для учащихся месяц.

 

Автор: Вячеслав Сафронов,

фото: электронные СМИ