finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Растяпино в тот "взбесившийся" 17-й год

Революционная агитация, распространившаяся среди рабочих крупных городов, доходила и до Черноречья. Хотя надежды на скорую победу в войне таяли, цены на все росли, продукты питания из продажи исчезали, что нервировало людей, жизнь здесь шла обычным порядком. Недовольство сельских жителей волости выражалось не в стачках, а чаще всего в пьянстве и драках.

 

На Выселках же и в поселках при заводах народ был организованнее и сознательнее. На Взрывзаводе большую долю составляли питерцы, прибывшие с эвакуированного Охтинского порохового завода, что во многом усилило пролетарский дух рабочих, оказало большое влияние на самосознание всего местного населения. Но с какими-либо требованиями, кроме редких скромных просьб, местные жители не выступали. Негодовали, например, пролетарии Кислотного завода, рабочий день которых длился 10–11,5 часов, но молчали. Труд «2кислотчиков» на старом оборудовании казался каторжным. Но страх быть отправленными на фронт удерживал рабочих от возмущений.


Петроградские события конца февраля для жителей Черноречья стали неожиданными и взволновали буквально всех. Сначала вдруг замолчали телеграф и телефон, из Москвы перестали приходить поезда. Люди не знали, что и подумать. Лишь через пару дней до чернореченцев дошли сведения о переменах в стране. В глубинке губернии народ о произошедших событиях толком ничего не понимал. В Растяпино же известия о революционных событиях вызвали невиданное возбуждение. Первое сообщение о смене власти получил начальник железнодорожной станции, которому 1 марта пришла телеграмма за подписью Председателя Временного комитета Государственной думы М.В. Родзянко. На следующий день люди уже повсеместно читали газету «Нижегородский листок», сообщавшую о Петроградских событиях. Особенно радостно была встречена весть об отречении царя от престола.

 

2 марта (15 по новому стилю) в 10 часов утра на Взрывзаводе раздался особый гудок, извещавший о начале общего собрания, на которое собрались все рабочие и служащие. Выступавшие горячо приветствовали свершившиеся события, и в качестве поддержки новой власти объявили однодневную забастовку. В то же время было постановлено сохранять порядок и работать по-прежнему, ничего не меняя. Тут же на имя Родзянко приняли телеграмму, приветствующую Исполнительный комитет членов Госдумы. «Рабочие и служащие питают твердую уверенность, что Исполнительный комитет выведет нашу много-
страдальную родину из тупика на широкий путь свободы и мирного процветания», – говорилось в телеграмме. Криками «Ура!» текст был одобрен. Но на этом действо не закончилось. Толпа в пять тысяч человек с красными знаменами и пением революционных песен прошла по территории завода, а затем двинулась к деревне Бабушкино и к станции Растяпино на Выселках. Здесь к толпе присоединились местные жители и работники других предприятий. Подростки, старики, женщины шли вместе, поздравляя друг друга «с великим праздником». Во время шествия не было никаких беспорядков, царил образцовый порядок.
1 марта 1917 года власть сменилась и в Нижнем Новгороде. Был избран Нижегородский городской общественный комитет, при нем исполнительный комитет, с 27 марта ставший губернским. Утром 15 марта члены Временного правительства принесли присягу, а с 18 марта на верность Временному правительству присягали служащие всех казенных и общественных учреждений Нижегородской губернии, в том числе и работники Растяпинского Взрывзавода. Таким образом, в Растяпино, как и в Нижнем Новгороде, смена власти в стране не вызвала каких-либо эксцессов, а была встречена мирно и празднично.

 

1Тихая жизнь закончилась. На предприятиях стали проходить многолюдные шумные собрания, создавались Советы рабочих, заводские комитеты. Делегаты из Растяпино участвовали в работе Нижегородского съезда рабочих депутатов. В Балахнинский уездный исполком от рабочих Взрывзавода избирается В.Т. Бочкова. Членом Балахнинского бюро Совета рабочих и солдатских депутатов стал еще один представитель Взрывзавода – П.Н. Чернавин.
После принятого 31 мая Временным правительством постановления о волостном земском управлении, обязанности упраздненных волостных правлений и волостных старшин перешли к волостным земским собраниям. В августе состоялись волостные выборы. Волостное земство избирало само население на сельских сходах. Исполнительным органом волостного земского собрания стала волостная земская управа. В состав Чернорецкой земской управы вошли Александр Осипович Гурьев, Иван Николаевич Ваулин, Григорий Семенович Старостин и Александр Григорьевич Фокин. Но не успели органы волостного самоуправления приступить к выполнению своих функций, как октябрь 1917 года прервал их работу.


Жители сельских селений и рабочие предприятий, хотя порой и негодовали по поводу ухудшения жизни, политических требований Временному правительству не предъявляли, ждали Учредительного собрания. И вдруг 26 октября приходит сообщение о большевистском перевороте, случившимся днем ранее. Никакого восторга, как это было в марте, в волости не происходило. Одни были шокированы пришедшем из столицы известием, другие – напуганы. Были и равнодушные. Что будет, то будет, – безучастно рассуждали они. Но среди рабочих нашлись люди, открыто осуждавшие большевистский переворот. Так, техник Взрывзавода, член местного Совета рабочих депутатов А.Н. Силантьев еще в июле принародно одобрял разгром большевистской демонстрации в Петрограде, а в дни Октябрьского переворота призывал рабочих не поддерживать большевиков. И многие тогда колебались, не понимали, к кому примкнуть, чьи лозунги им ближе. Нерешительность рабочих умело использовали большевики. На крупные предприятия они направили агитаторов. Прибыла в эти дни с Охтинского завода делегация и на Взрывзавод. И ей удалось переманить рабочих на свою сторону, провести выборы в Совет рабочих депутатов, избранными в который стали рабочие, стоящие на платформе советской власти. Совет, как и завком, взял под свой контроль все производственные вопросы предприятия.


2В декабре 1917 года старое самоуправление в Растяпино было ликвидировано, а все его учреждения переданы комиссариатам, создаваемым с начала 1918 года. В их ведении находилось местное самоуправление. Комиссаром Чернорецкой волости был назначен Павел Александрович Тарасов, который функции комиссара (не красного) исполнял еще в бытность Временного правительства. Но основными органами власти на местах стали Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Выборы перестали быть всеобщими. Избирательных прав лишались все, кто ранее использовал наемный труд: частные торговцы, священники, бывшие полицейские и ряд других категорий населения. Волостные Советы создавались из представителей сельских Советов.


В Черноречье сельские Советы были образованы еще до октября 1917 года. 3 марта 1918 года состоялось общее собрание граждан Чернорецкой волости, на которое прибыли 60 представителей волостных деревень, рабочие от Взрывзавода и от Кислотного завода. Собрание приняло решение «немедленно образовать Чернорецкий волостной Совет крестьянских и рабочих депутатов». Избрать в него решено было по одному представителю от ста человек, достигших 18-летнего возраста, из всех обществ и селений волости.


14/1 марта 1918 года состоялось первое общее собрание членов Чернорецкого волостного Совета крестьянских и рабочих депутатов. Собрание постановило избрать исполнительный комитет волостного Совета из семи человек, трое из них – в состав президиума и четверо – в комиссии исполкома. Поступившее предложение об избрании в президиум членов каждой партийной фракции собрание посчитало неприемлемым, поскольку «в президиум должны войти люди дела». Председателем волостного Совета стал житель Желнино, 28-летний бывший офицер царской армии Павел Александрович Тарасов.

 

4В первом составе волостного Совета рабочих и крестьянских депутатов преобладали представители Черного села. Члены же РКП (б) – председатель завкома Взрывзавода Г.М. Козлов и руководитель партийной ячейки этого предприятия М.М. Рейнардт – в руководящие органы Совета не вошли. Это говорило о том, что влияние партийных организаций и заводских профсоюзов в селениях Чернорецкой волости было невелико. К тому же формирование первых волостных Советов происходило не так, как задумывали большевики, а по старинке, демократическим путем – всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием. А потому в составе Советов оказались не бедняки и горлопаны, а представители крепких хозяйств, нередко зажиточные люди. В численном и в представительном отношении избранный Совет был более легитимным органом, нежели райком партии. Волисполком сосредоточивал в своих руках руководство всеми сторонами местной общественной жизни.


Наряду с изменениями во властных структурах, в Черноречье, как и везде, произошел передел собственности. У прежних хозяев были отчуждены и национализированы предприятия. Но ни революция, ни национализация не накормили рабочих. Вместе с политическими изменениями, произошедшими в октябре 1917 года, у рабочих, например, Кислотного завода появилась надежда на улучшение своего существования. Однако финансирование завода прекратилось, директор сбежал, а рабочим оставалось только голодать. Тяжелое положение сложилось и на Взрывзаводе. В 1917 году в целях сокращения «нерациональных расходов народных денег» строительство завода было приостановлено, а в феврале 1918 года и вовсе прекращено. Когда из центра пришло решение о закрытии завода и увольнении рабочих, возмущение переросло в острый конфликт. Экономическая проблема с каждым днем становилась тяжелее. Полагающаяся рабочим хлебная норма была урезана, например, на Взрывзаводе с 3 до 1,5 фунта в день (1 фунт = 409,5 гр.), зарплата задерживалась, деньги быстро обесценивались. Чтобы прокормиться, многие переходили в затон на разгрузку барж и на полевые работы в сельскую местность.


Массовая трагедия миновала Черноречье только потому, что положение здесь было спокойнее, поскольку народ не так сильно бедствовал, как в иных местах. Хотя и скудные, но продовольственные пайки рабочие Растяпино на заводах получали. Да и число самих рабочих заметно поубавилось. Одних, выражавших недовольство, забрали в армию, другие, чтобы не умереть с голода, добровольно взяли винтовки в руки. Общую обстановку в крае после революции 1917 года характеризуют, например, сообщения «наверх» начальника милиции 3-го участка Балахнинского уезда. Судя по его сводкам, недовольство существующим положением наблюдалось как среди крестьян, так и в пролетарской среде.


Реально семнадцатый год, кроме голода, безработицы и безвинных жертв, народу ничего не дал. Октябрьский переворот с последовавшим за ним «красным террором» породил у людей ужас и боязнь новой власти. Ни у одного человека и в мыслях тогда не было, что злосчастный день 25 октября (7 ноября) станет праздником. Большинство крестьян и рабочих скорбели о сытной и спокойной былой жизни. Надежд на лучшее люди не питали. Впереди их ждала долгая братоубийственная бойня с еще большими горестями и печалями – гражданская война, вызванная все тем же октябрем семнадцатого года.


Автор: Вячеслав Сафронов,

фото: электронные СМИ