finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Подвязье - взгляд изнутри

«Не Европа чинная,

И не пример нам Азия,
У нас есть причины
Любить Оку с Подвязьем...»


Эти строки я написал, побывав в этом местечке, не в первый раз. Давным-давно Подвязье несказанно удивило меня...

 

Лет 60 назад в Желнино моему взору явилась таинственная, чудесная, как мне тогда представлялось, загадка. На противоположном берегу Оки, чуть повыше водокачки, над крутым высоким мысом хорошо просматривался силуэт красного кирпичного строения. Оно смотрело сверху вниз на весь левобережный мир и вызывало чувство удивления и желание непременно прикоснуться к его величию и к его тайне. Оно дразнило нас, четырнадцати-пятнадцатилетних мальчишек. К нему манила романтика неизвестности, предания о приведениях, живущих в старинных постройках, легенды о сокровищах, прячущихся в подземельных лабиринтах богатого поместья. Для мальчишек, запоем читавших книги «На графских развалинах», «Приключения Тома Сойера», не облазить это место было немыслимо.

 

1Но как добраться к манящим на горах постройкам, к таинству, скрывавшемуся в них? Автобусы до деревни Подвязье не ходили, пароходы проплыва-ли мимо. Оставалось только – лодка или вплавь, как иногда добирались от Желнино к Дудину монастырю. Для отчаянных пацанов вплавь было прикольнее. Но от реки до горы неблизко. Идти лугами босиком – приятного мало. А потому, выпросив у родителей по паре рублей и взяв немного еды, мы однажды решились отправиться в Подвязье.


На другой берег реки нас переправили рыбаки. В сандалиях, чуть ли не бегом, мы поспешили к подножию большого, поросшего лесом, гористого склона. И сразу же были удивлены. Нас встретила замшелая, тянущаяся в гору дорога, точнее рукотворный съезд из брусчатки. Его края, примыкаю-щие к оврагу, когда-то были огорожены вкопанными в землю рельсами. На них виднелась надпись: 1874 год. Сейчас от той дороги остались лишь вос-поминания о том, как мы осторожно поднимались по ней, оглядываясь по сторонам и вздрагивая от неожиданных криков невидимых птиц.


2Если брусчатка значительно поредела, то 400-метровая липовая аллея с сомкнутыми вверху стволами сохранилась нетронутой. От террасы главного дома она вела к бровке откоса. Парк украшали вековые лиственницы, ели, спирея, сирень, барбарис, жимолость, калина и другие породы кустарников. Липа здесь необыкновенного сорта: с листьями раз в 5-7 больше, чем у обычной липы. Не остались незамеченными нами и четыре 150-летних дуба, они вместе с кленом образовали полукруг, обращенный к реке. По-прежнему стояла и лиственница в три обхвата. Приближаясь к усадьбе, мы все сильнее слышали загадочный шепот старины: «Подвязье, Подвязье, Подвязье...» А дальше нас встречал большой фруктовый сад, хотя и запущенный, но с яблоками, грушей и сливой.


А дальше... дальше нам казалось, что мы входим в сказку, перед которой разом все стихли и остановились. Перед нами открылась невообразимая картина. Такого мы никогда не видели даже в кино. Разинув рты, мы оглядывали все вокруг, не смея двинуться дальше. Впереди стояли металлические узорчатые ворота, а за ними раскинулся комплекс старинных построек, среди которых выделялось трехэтажное кирпичное здание с флигелями, калиткой и заборчиком. Честно говоря, мы боялись, что, если сделаем шаг за ворота, на нас набросятся собаки. Но возвращавшийся с рыбалки местный житель успокоил: собаки никого не трогают. Рыбак оказался бывшим учителем и был в курсе истории своих мест. От него мы и узнали, что дав-ным-давно этими землями владели бояре Сколковы, затем они перешли к голове Казанского стрелецкого гарнизона Оничкову. Долгое время поме-стьем владели Приклонские, а в конце XIX века имение у них купил Рукавишников, тот самый, которому принадлежал красавец дом, ставший историческим музеем на Верхне-Волжской набережной.

 

3Большой каменный дом в Подвязье был построен еще в 1760 году, когда усадьба принадлежала Богдану Приклонскому. Рукавишников же его перестроил, поставил 20-метровую водонапорную башню, насосную станцию, кузницу, скотный двор, хозяйственно-бытовые постройки, оранжерею – всего 27 корпусов, в том числе и конюшню, в которой содержалось 70 лошадей. Оказывается, еще в XIX веке там были водопровод с ванной, канализация и даже электричество, вырабатываемое динамо-машинами. Не все сохранилось до середины двадцатого века, но мы насчитали более десяти различных строений, которые и собирались облазить.


Учитель сразу догадался, что в уме у каждого из нас были сокровища, припрятанные нижегородским богачом. «Никаких кладов здесь нет и быть не может, – предупредил он нас. – После революции чекисты здесь все осмотрели. И местные жители не остались в стороне». Но эти слова не остановили нас. Не клад был главным для нас, а желание ощупать старинные постройки, говоря высокопарным языком, прикоснуться к истории, запечатленной в камне.


В первую очередь мы направились к главному трехэтажному П-образному зданию поместья, построенному из красного кирпича. Он расположен на самом выразительном месте, на вершине холма, а потому из окон дома видны прекрасные просторы реки и прибрежных лугов. Внимание привлекают и сами полуциркулярные окна. Южную часть фасада украшали двухэтажные флигели – боковые крылья дома. На его северной стороне, обращенной к реке, от плоскости выступала центральная трехэтажная часть фасада. Привлекали внимание белокаменные карнизы, проходившие как над основным объемом, так и над повышенной частью дома. Когда-то невозможно было не обратить внимание и на ротонду на крыше дома. Ее сдвоенные ко-лонны и стрельчатые арки выглядели весьма эффектно, но в советское время ротонду снесли. В доме насчитывалось 35 комнат, 19 из которых были жилыми. Обогревалось здание печным отоплением. А управление всеми инженерными коммуникациями осуществлялось из трехуровневых подзем-ных лабиринтов.


4Не так давно, работая в Нижегородском областном архиве, я обнаружил опись строений и имущества поместья, составленную секретарем уездного Земского отдела в 1918 году. В ней указано, что в комнате управляющего домом находились столик с лампой, 17 венских стульев, двое часов, в том числе стенные, белая горка, шкаф со стеклянными дверцами. В конторе стоял большой стол с зеленым сукном, пять венских стульев, в стене несгораемый шкаф, стенные часы, два книжных шкафа, большой круглый барометр, телефонный аппарат, примус и три иконы. В доме была людская комната с пятью койками. В комнате экономки находилось несколько кроватей, шкафы, часы и картина «Бартуник». Мебель находилась и в других комнатах, даже в коридорах стояли шкафы. Существовала и отдельная комната с аптечкой. Центральная же часть – дом «Дворец» со множеством вещей местным волостным Советом был опечатан.


Дальнейшее содержание описи свидетельствует о хозяйственных масштабах поместья Рукавишниковых. Всего земли за имением в 1918 году числилось 915 десятин и 25 саженей, в том числе 302 десятины при деревне Венец. Из них под пашнею находилось 241 десятина. В хозяйстве сохранилось 30 лошадей, 22 коровы, не считая бычков и телочек, пять свиней, 45 кур. Имелись кормовые запасы, 1500 кирпичей, 11 пудов нефти и 76 саженей дров. Из хозяйских строений сохранился амбар, две каменные оранжереи с паровым отоплением, цветами и фруктовыми деревьями, сто парниковых рам, столярная мастерская со станками и верстаками, скотный двор, здание «Манеж», каменная баня с устройством и баком наверху, каменная водокачка с 16-сильным двигателем, нефтебаком на 200 пудов, сарай с кладовой и множеством конного и другого инвентаря, каменная рыга с веялками, жнейкой и другим оборудованием. Было в хозяйстве и маслодельное отде-ление с припасами, два каретных сарая с качалками на резиновом ходу, бе-говыми санками, возками, двумя на рессорах тарантасами и выездными ла-кированными сапогами. Имелись и две мельницы с запасным оборудованием и мельничным домом, керосиновое отделение с двумя железными баками и 24 пудами керосина, а также каменная кузница со слесарной мастерской при ней. На Оке стоял металлический паром и лодка, принадлежащие поместью.


Комиссариат Нижегородского Земельного комитета в своем постановлении от 4 января 1918 года указывал, что имение «Подвязье» – одно из самых ценных в культурном отношении». 23 апреля 1918 года эта властная струк-тура передала имение в распоряжение Нижегородских Высших сельскохозяйственных курсов. Одновременно было дано распоряжение местному Подъяблонному волостному земельному комитету, чтобы он «не имел ника-кого поползновения» на имение и не препятствовал его эксплуатации Высшими сельскохозяйственными курсами. А то незадолго до этого Павловский Совдеп выпустил распоряжение о разделе имения, там планировалось открыть и фельдшерский пункт. Но губернские власти воспрепятствовали этому.

«Местное население претендовать на пользование имением не может. За всякие самочинные действия население будет отвечать перед судом Революционного трибунала». Это постановление долгое время служило своего рода охранной грамотой старинному поместью. И сельхозинститут, в чьем ведении оно находилось, поддерживал здесь порядок. Был там и дом отдыха, и приезжающие в него люди наслаждались красотой архитектурного шедевра.

 

6Изящество поместья удивляло и нас, мальчишек, ни капельки не жалевших, что оторвались от рыбалки, качелей и разных игр. Мы не упускали при осмотре ни одну мелочь. Удивляла не только планировка ансамбля зданий, но и давняя работа плотников с каменщиками, находили в ней много не-привычного. Кое-что мы уже понимали в этом. А красоту и разуметь не надо, ее чувствуешь всем своим нутром. Разве можно остаться равнодушным, глядя на будто бы средневековые стрельчатые арки, контрфорсы, угловые бочкообразные колонны с растительными капителями здания кузницы. Удивляли своим оформлением даже въезды в поместье. Главный из них состоит из сторожки с калиткой и ажурными металлическими воротами. Ворота со стороны реки включали сторожевую башню из красного кирпича выразительной архитектуры в стиле псевдоготики и высокий пилон, между которыми находились решетки ворот, по силуэту похожие на крылья бабочки. Недалеко от главного въезда находилась небольшая Воскресенская цер-ковь (1818 г.), служившая усыпальницей рода Приклонских.


До наших дней церковь не сохранилась, а вот рядом стоящая с ней звонница, построенная в 1778 году, удивляет взор гостей Подвязья и поныне. Звонница похожа на триумфальные ворота, опоры которых на углах оформлены колоннами классического дорического ордера. Остатки возведенной позднее каменной ротондовой церкви окружены галереей двойных колонн, поддерживающих выступавшие наружу церковные хоры. Колонны имеют эллипсовидную форму, что не встречалось в других ротондах того времени. Когда еще был цел купол, в центре его находился высокий шпиль. Церковь со звонницей представляет любопытную симметрическую архитектурную композицию. Рукавишников не только сделал образцовым свою вотчину, но и отреставрировал церковь, установил там паровое отопление. Но сегодня нет над ней ни свода, ни высокого эллиптического купола. В конце XX века было многое порушено и в самом поместье.


Однако в последнее время усадьба мало-помалу возрождается. Здесь убраны горы мусора, снова жилым стало главное здание, постоянно ведутся восстановительные работы на всей территории. И все больше и больше бывает посетителей, ценящих памятники былой эпохи, хорошие дела людей далекого прошлого.

 

Автор: Вячеслав Сафронов,

фото: архив журнала и электронные СМИ