finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 58

Первая школа Черноречья

Еще не так давно школ в Дзержинске не хватало. Сегодня их переизбыток. Проблему нехватки школ сменила проблема их наполняемости. Нынешних родителей больше волнует вопрос престижности, а не дилема: учиться ли их ребенку грамоте или нет, а если учиться, то где - у дьячка местной церкви или у писаря, у землемера или у заезжего коробейника. Такие вопросы лет стосемьдесят назад были болезненными повсеместно, в том числе и на нашем Черноречье.

 

В 1814 году по всему Балахнинскому уезду разошелся слух о том, что в селе Катунки на средства местного крестьянина Якова Самарина для детей открылось приходское училище. Это было первое училище для крестьян в Нижегородской губернии. Главной целью этого и подобных ему учебных заведений было религиозное воспитание детей низших слоев населения, обучение их навыкам чтения, письма и счета, а также подготовка к уездным училищам. В 1828 году был утвержден устав о народном образовании, согласно которому для низшего сословия - крестьян - предусматривалось открытие в сельской местности приходских училищ. Но в селениях Чернорецкой волости, в том числе и в Черном селе, хотя оно было уже довольно большое, до массовой грамотности было еще далеко. У сельского общества на содержание училища не хватало средств. К тому же первоочередным был вопрос строительства каменной церкви.

 

Вместе с тем крестьяне Черноречья хорошо понимали, что без знаний ни торговое, ни пароходное, ни любое другое дело не освоишь, а потому стремились дать своим детям хоть какое-то образование. Среди общей массы крестьян России, государственные крестьяне, к которым относились чернореченцы, в отличие от помещичьих, были наиболее грамотными. Этому способст­вовали и отхожие промыслы, особенно связанные с Окским и Волжским транспортными путями, и расположение местожительства рядом с крупными водной и сухопутной транспортными артериями.

 

Обучение крестьян проходило разными путями. Умению писать и читать детей обучали грамотные отцы и старшие братья. Зажиточные люди отдавали своих чад к должностным односельчанам - писарям, землемерам, межовщикам. Они учили детей письму и счету.

 

В ноябре 1842 года вышел Высочайший указ об учреждении в казенных селениях сельских приходских училищ. Среди других, немногих в Нижегородской губернии, 1 ноября 1844 года подобное училище открылось и в Черном селе. Несмотря на то, что с крестьян на содержание училища стал взиматься дополнительный общественный сбор, они положительно восприняли это событие. Вместе с тем немало было и крестьян, не желавших отдавать своих детей учиться. Необходимость рабочих рук в хозяйстве было главной причиной этого нежелания.

 

По распоряжению Нижегородской палаты государственных имуществ, в чьем ведомстве находились все учебные заведения, наставником училища Черного села был назначен священник Троицкой церкви Александр Филиппович Авдентов. Приходские училища подчинялись тогда и духовному ведомству. Их устроение, а часто и содержание, брали на себя священнослужители. Вот и в Чернорецком училище дети занимались в доме священника. Вся обстановка комнаты для занятий состояла из столов и скамеек. Позже появилась и классная доска, счеты, аспидные доски. Главная цель учебы заключалась в «религиозно-нравственном образовании юношества». Это было определено царским указом. Содержание программ и методика преподавания практически не были еще разработаны. Религиозное воспитание крестьян, обучение их навыкам чтения, письма и счета, наряду с выполнением прямых обязанностей священнослужителя стало важной задачей А.Ф.Авдентова.

 

Среди первых учеников Чернорецкого училища были три Ивана Опариных, Иван и Осип Постновы, Григорий Кашеваров, Семен и Иван Себены, Степан и Иван Коротков, Павел и Иван Петелины, Василий Воробьев. Все они были крестьянскими детьми, лишь один из них - Василий Ганьшин - сын нижегородского мещанина Егора Ганьшина. Учились и дети соседних деревень: в 1846 году в училище было 17 мальчиков из Черного села, 11 - из деревни Растяпино. Иван Дудоладов, Евграф Красилов и Степан Шишкин ходили в училище из Колодкино, а Сергей Сорокин - из деревни Игумново.

 

Обучение было одногодичное. Учебный год начинался по окончании полевых работ и продолжался до их начала в следующем году. Точное время начала и конца учебного года определял наставник. По сохранившимся документам проверок приходских училищ церковным ведомством видно, что некоторые дети начинали учебу не в октябре или ноябре, а гораздо позже - в декабре, январе и даже в мае. И это несмотря на то, что попечитель горячо убеждал прихожан отдавать детей в школу, просил следить, чтобы они не пропускали занятия. Деления на классы еще не существовало. Независимо от времени поступления в училище все занимались вместе, что, конечно, очень осложняло работу наставника.

 

В первой половине 1845 года в училище насчитывалось 15 детей, а через год - уже 31. А.Ф. Авдентов обучал своих подопечных Закону Божьему, российскому печатному и рукописному чтению, чистописанию, арифметике, церко­вному пению, прививал им знания Священной истории. Наряду с Законом Божьем, главной на долгие годы стала «Книга о должностях человека и гражданина», рекомендованная в качестве обязательного пособия еще Екатериной II. В ней объяснялись обязанности детей по отношению к Богу, царю, людям. Среди нравственных и правовых норм, внушаемых этой книгой, забота о благе Отечества была важнейшей.

 

Александр Филиппович, как и все другие наставники, преподавал так, как учили их самих - методом зубрежки, буквальным заучиванием заданий. В то время редко пускались в объяснение изучаемого материала. Разяснялись только главные понятия православной веры. Такой подход, конечно, не особо способствовал развитию умственных способностей детей, которые зачастую не могли пересказать пройденное своими словами. Получалось, что для достижения хороших результатов в учебе, достаточно было иметь хорошую память.

 

Труднее всего было научиться читать, потому что обучение происходило буквослагательным методом. Неудивительно, что чтение давалось с большим трудом и было самым тяжким предметом. Иногда ученик хорошо читал и пел «азы», но не понимал, как из отдельных букв получаются слова и фразы. Но в 60-х годах XIX века, вслед за городскими учебными заведениями и в сельские школы на смену буквослагательному пришел звуковой способ, который был намного проще и легче для усвоения.

 

Не только методика обучения создавала проблемы в учебе, но и нехватка учебников, в первую очередь букварей. Палата госимуществ особо не заботилась об учебниках. Школьные принадлежности, как правило, приобретал наставник. Но где ему было взять их в глубокой провинции? Приходилось пользоваться своими старыми и приобретенными по случаю книгами. Даже в 1860 году, то есть через 16 лет после открытия училища, при его библиотеке, как сообщал в Нижегородскую палату госимуществ священник Василий Фаминский, «не имеется ни одной псалтыри». Каждый ученик в то время стремился непременно изучать псалтырь, из-за отсутствия которого, по свидетельству Фаминского, «некоторые даже оставили вовсе училище».


Несмотря на трудности, занятия в училище проходили на должном уровне. Отметок тогда не ставили. Успехи в обучении оценивались как «очень хорошие», «хорошие», «достаточные», «слабые» или «плохие». Из 15 обучающихся в первой половине 1845 года, трое оценивались на «очень хорошо», девять - на «хорошо», один - на «изрядно» и двое на «порядочно». Поведение оценивалось иначе: «скромное», «кроткое», «хорошее».

 

После перевода А.Ф.Авдентова в 1853 году в другой приход, наставником в училище стал дьячок Алексей Иванович Певницкий. Он также добросовестно и усердно исполнял свои наставнические и учительские обязанности.

 

Не все воспитанники училища проходили полный курс до лета. Крестьянский быт вносил коррективы: чаще всего учебу приостанавливали из-за необходимости помогать в работах по хозяйству. Таких «по случаю работ увольняющихся от классов» учеников в 1859 году значилось 10 человек. Двое были исключены «по причине слабых знаний». Осенью неуспевающие по предметам вновь поступали в училище. И таких учеников было немало. Некоторые дети таким образом учились не по одному, а по два и даже по три года.

 

С каждым годом число обучавшихся увеличивалось, в том числе за счет ребят из соседних с Черным селом деревень. Так, согласно ведомости о состоянии сельских училищ, в 1858 году у наставника А.И.Певницкого обучалось 46 человек. В первой половине года выбыло два ученика, а во второй уже 21. Из числа всех учащихся 29 человек проживало в Черном селе, 11 - в соседней деревне Растяпино и по два человека из деревень Бабушкино, Юрьевец и Желнино. Например, десятилетний Андрей Серяков на учебу в Черное село ходил за несколько километров ежедневно из Бабушкино, а двенадцатилетние Василий Тарасов и Иван Белов - из Желнино.

 

В апреле 1860 года палата госимуществ распространила распоряжение о приглашении «священников, дьяконов, причетников и их жен к обучению мальчиков и девочек молиться, чтению, письму и счету, а девочек еще и свойственному в крестьянском быту рукоделию». В целях поощрения «производящих с полным успехом обучение» решено было предоставлять к денежным награждениям - «у которых успешно удостоверено обучаются постоянно более 25 учеников к 25 руб., а более 25 - к 50 руб.».

 

По этому поводу волостной старшина Михаил Солин и наставник училища священник Михаил Метальников сообщают своему начальству, что в Черном селе «нет необходимости открывать другие школы», что кроме обучения ребят в штатном училище, четыре мальчика обучаются у дьякона Федора Преображенского. И 27 августа 1861 года в Нижегородское правление госимуществ пришло донесение о том, что «крестьяне Чернорецкой волости от назначения мирского сбора для увеличения средств к устройству первоначальных училищ отказались». Придет время, и крестьяне Черного села сами попросят начальство открыть на собственные средства еще одно учебное заведение, а пока лишних денег у них не хватало даже для нового дома под школу: занятия по-прежнему проводились в доме наставника училища, правда, уже нового. С августа 1860 года эту обязанность епархия возложила на Василия Александровича Фаминского - второго священника Троицкой церкви.

 

Многие первые ученики Чернорецкого приходского училища, закончив его, не только стали грамотными людьми, но и добились успехов на служебном поприще, стали сельскими старостами, волостными старшинами, судьями. Иван Земсков после шестилетней службы в армии стал унтер-офицером. Чтобы быть удостоенным этого чина, кроме грамотности, нужны были и другие исключительные качества, ведь в Российской армии офицеров из крестьянского сословия в ХIХ веке было очень мало. Благодаря образованию И.С. Земсков и после отставки пользовался большим уважением в обществе, был участковым надзирателем Нижегородской речной полиции. Многие другие чернореченцы, такие как Григорий Кашеваров и Василий Тарасов, добились успехов в промышленном и торговом деле.

 

Можно смело утверждать, что с открытием в 1844 году приходского училища, Чернорецкая волость вступила в новый, более качественный этап своего развития.

 

Автор: Вячеслав Сафронов, фото: электронные СМИ