finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Наряды дзержинцев 30-х годов

Рассматривая фотографии довоенной поры, невольно обращаешь внимание, как одевались люди. Очевидно, что по-разному. В тридцатые годы, в годы коллективизации, строительства предприятий и новых городов, иной, нежели в сумбурные двадцатые годы, стала мода. Она не была статичной, на протяжении десятилетия неоднократно менялась, причем существенно. Провинция подражала столичным жителям. Однако одевались дзержинцы значительно скромнее москвичей и даже нижегородцев. Не до моды им было в бараках. Носили, что потеплее да попрочнее.

 

Подавляющую асть населения Дзержинска тридцатых годов составляли вчерашние жители деревень. Они прибывали в город в самой разнообразной крестьянской одежде. Основными ее качествами были практичность и дешевизна, а не фасон. Но и им хотелось одеться пристойно. В городе вчерашние жители села на заработанные средства спешили приобрести городскую одежду, значительно отличавшуюся от сельской. Все желали выглядеть по-городскому. В первую очередь одежда и отличала в то время городского жителя от сельского. Но город, хотя и молодой, был разноликий. Население его одевалось по-разному, в зависимости от достатка и вкуса. Однако определенный стиль имелся.


Были и свои законодатели мод. Главным образом, местные портные. Они предлагали заказчикам те или иные фасоны одежды, образцами которой нередко служили их собственные женские платья и мужские костюмы. Сохранилась фотография портных той далекой эпохи – коренных жителей Черноречья, супругов Кондюриных. На снимке оба запечатлены в своих лучших одеждах. Федор Павлович в костюме-тройке с двубортным пиджаком, в белой, из тесненной ткани, сорочке и при цветном шелковом галстуке-самовязке. На ногах – начищенные кожаные туфли. Хотя его классический наряд и не был образчиком моды, он отличался изяществом и привлекал всеобщее внимание. Как и одеяния его жены. На фотографии Евдокия Андреевна в длинном, до пола, дорогом пышном платье, отделанном бархатом, с укороченными рукавами. Дополнением ее наряда служили брошь с медальоном на цепочке и большая, скорее всего, золотая цепь до пояса. Если у ее супруга на руках имелось два простеньких колечка, то все пальцы одной правой руки Евдокии Андреевны украшали красивые перстни, а обнаженную до локтя руку – в виде крупной цепочки с двумя символичными подковками браслет. Федор Павлович был в еще не вышедших из моды пышных усах, а головку его благоверной украшала гармонирующая с ее нарядом волнистая прическа.

 

М.В. ШубинПозволить себе так одеваться созидатели новой жизни, строители Дзержинска, конечно же, не могли, да и их заработки не позволяли. И все же отдельные люди одевались весьма неплохо. Так, начальник первого цеха завода им. Свердлова М.В. Преснов на одной из своих фотографии 1933 года был изображен в добротном однобортном костюме со значком техникума на лацкане, в наглаженных брюках с отворотами, в темных носках и ботинках.


Большая же часть людей одевалась скромнее, кто во что мог. До 1935 года одежда и обувь, как и продукты, продавались по карточкам. Потому заметных отличий в одежде простых рабочих почти не существовало. Как видно на снимках, щегольства среди рабочих не замечалось. В фуфайке и кирзовых сапогах мужчины могли пойти на работу, в магазин и в кино. Главным критерием массовой одежды тридцатых годов были дешевизна и практичность. Поскольку в магазинах одежды было мало, тем более модной, многие самостоятельно осваивали шитье. Правда, нитки, иголки, пуговицы купить было невозможно. В первой половине 30-х годов продажа для населения льна, пеньки, холста, пряжи была под запретом. Пошив одежды на продажу, как и парикмахерские услуги, частникам разрешили только в конце марта 1936 года. Но у заказчика должны были быть своя ткань, нитки и пуговицы. Портной не мог иметь ничего, кроме швейной машинки, ножниц и метра. Большинство модниц ходили в перешитой или в перелицованной одежде. О расцветке ткани и речи не шло. Кто что ухватит, из того и шили. Первым делом дамочки отрезали кусок ткани от одного старого платья и пришивали его к другому. Так же удлиняли и старые юбки. Все короткое – модное в двадцатые годы, стало вульгарным. Ноги теперь закрывались до щиколоток. Почти все ходили в ситце, поскольку другой ткани не было.


Жители барака №1 Калининского районаНо многие ударники и стахановцы, у которых зарплата была относительно высокой, одевались неплохо. Мужской костюм в 1936 году стоил 150-500 рублей. Стахановец с зарплатой свыше 300 рублей вполне мог позволить себе купить ходовой двубортный костюм. Тот же М.В. Преснов в 1936 году сфотографировался в удлиненном двубортном пиджаке, белой сорочке с выпущенным на пиджак воротником и в белой кепке. Этот головной убор был очень популярным среди мужчин. Тяжелые кепки, часто драповые, непременно с большим козырьком, носили до поздней осени. Молодые люди, как правило, сдвигали кепки на голове в правую сторону.


С середины тридцатых годов в нарядах и в повседневной одежде у людей стало много общего. Мода же диктовала свои правила. И желающих соответствовать духу времени находилось немало. Кинофильмы, на которые хлынул народ, были главным источником для всех, кто хотел выглядеть прилично. Образцами подражания стали киноактеры. Но не только они. Начальствующий состав в одежде желал походить на первых лиц в стране. Нередко в Дзержинске можно было встретить мужчин, которые носили френч, как у Сталина, и брюки галифе. В предвоенные годы распространились рубашки типа гимнастерки, застегнутые наглухо, с подворотничком и с двумя накладными карманами на груди. Их носили представители разного рода начальствующего состава. Например, директор завода им. Свердлова конца тридцатых годов М.В. Шубин носил такой френч в повседневной жизни. Выезжая же на отдых, он преображался. Так, на фотографии 1939 года, когда Михаил Васильевич отдыхал в Ялте, он одет в великолепный костюм-тройку с непременным атрибутом облачения руководителей – галстуком. Приватный вид его костюму придавали два искусственных цветочка, прикрепленные к лацкану пиджака. Дополнением наряда были модные белые штиблеты. В Ялте М.В. Шубин ничем от столичных модников не отличался, хотя и приехал из провинциального Дзержинска.

 

Учительница М.Ф.КасаткинаУдарники с хорошей зарплатой и начальство костюмы в конце 30-х годов шили из твида или первосортной шерсти фуле. Как правило, это был приталенный пиджак с широкими плечами и брюки с отворотами и стрелками впереди и сзади, а не по бокам, как когда-то. Сорочки под костюм подбирали светлые с длинным воротником. Непременно надевали темный галстук, чаще с большим узлом. Иногда ходили и без галстука, но тогда сорочку застегивали на все пуговицы. На широких лацканах пиджака у каждого красовался какой-либо спортивный значок или орден.


Популярность спорта отразилась и на моде. Трикотажные футболки и вязаные свитеры предпочитали очень многие мужчины. Трикотаж носили и женщины. Большой спрос был и на чесучовые (плотная ткань желтовато-песочного цвета из нитей натурального шелка) рубашки. Но иногда встречались мужчины и в рубашках-косоворотках. Например, директор школы Н.А. Сорокин в первый день нового учебного года непременно был в длинной косоворотке с пояском и с вышивным воротником. Это было недорого, но нарядно.


Стахановец Чернореченского завода 30-х годовМодным с середины тридцатых годов стал белый цвет – символ счастья и радости. Белая мужская одежда была примерно такая же, как у М.В. Шубина на одной из его фотографий: белая футболка с большим расстегнутым воротником, белые же брюки, непременно со стрелками, и белые легкие туфли. Если молодые представительницы 20-х годов носили гимнастерку, подпоясанную ремешком, или так называемые «юнгштурмовки» – куртки зеленого цвета с накладными карманами, то у женщин 30-х годов очень популярной стала ткань в веселый горошек или однотонный креп-жоржет для платьев и блуз. «Писком» у модниц было платье цвета чайной розы, отделанное «вафлями» на плечах и украшенное бантами или оборками. Они подчеркивали силу и энергичность заводских ударниц.


Многие носили и темные платья, обязательно с белыми воротничками. В ход шла любая ткань, даже оконные занавески или матрасный тик. Модными стали подплечники и сборки на платьях, плиссировка. Большинство работниц носили штопаные хлопчатобумажные чулки на подтяжках. По возможности некоторые молодые женщины предпочитали розовые или голубые полупрозрачные фильдеперсовые и фильдекосовые чулки. Но это только на свидание или на концерты в Дома культуры.

 

Таисия БобковаНижняя одежда, как и постельное белье, у большинства тоже была не из магазина – с рынка, от знакомой мастерицы, или же ее шили сами. Иногда на рынке можно было встретить старинные летние кофты из батиста, шелковые сорочки, вышитые ручным швом, фантазии с шелковой грудью и шелковые юбки. Но большинство женщин носили полотняные панталоны с пуговицами на талии, мужчины – сатиновые трусы до колен, а то и бязевые кальсоны из жесткой желтоватой материи с застежками на поясе и на щиколотках. Почти все молодые женщины обувались в распространившиеся светлые прюнелевые (из плотной шерстяной или шелковой ткани) туфельки-босоножки на перепоночке с пуговкой, непременно с белыми носочками. Летом без чулок осмеливались ходить самые фривольные женщины. В ходу были неяркие блузы и матерчатые куртки.

 

 

Кругом мелькали обесцвеченные перекисью блондинки. Темные волосы носили только пожилые, обремененные бытом женщины и разного рода чиновницы, в головах которых была одна работа. У большинства женщин были короткие прически, как, например, у первой ударницы Чернореченского химзавода Таисии Бобковой и у учительницы М.Ф. Касаткиной. У многих женщин прямые или завитые волосы спускались чуть ниже ушей. Считалось, что модный перманент на голове, красная губная помада и подведенные брови подчеркивают женственность и привлекают мужчин так же, как хороший загар летом. В остальное время года модницы «для загара» принимали ванны с раствором йода. В ходу была и дешевая бижутерия. Любые булавки и стекляшки цеплялись на блузки и платья. Большим шиком на загорелой шее стали «жемчужные» бусы.

 

И.В.Исаков  М.В.Конышева, 30-е годы  М.В.Шубин


Нередко женщин можно было встретить в пиджаке с большим воротом, ярким кашне в горошек и в светлом берете, сдвинутым на бок. С незакрытой беретом стороны на женской головке «играли» кудряшки. Вместо шляпок-«колоколов» молодые женщины, как М.В. Конышева в молодости, стали носить «тарелки». В холодное время часто можно было видеть щеголих в ватных жакетках с цигейковым воротником и платком на голове. За некоторыми из них тянулся шлейф пудрового аромата гвоздики с ванилью. Это был узнаваемый всеми запах духов «Красная Москва». Мужчины же брызгались «Тройным» одеколоном. В парикмахерской, после бритья, – почти все, непременно.
Поскольку кожаные туфли стоили дорого, у жителей провинциальных городов они были редкостью. В то же время непременной частью костюма некоторых мужчин были хромовые сапоги. Среди партфункционеров нередко встречались лысые головы. От двадцатых годов у некоторых мужчин сохранились и усы, в том числе и «щеточкой», как у первого секретаря Дзержинского горкома ВКП (б) И.В. Исакова.


Неплохо одевалась интеллигенция – врачи, инженеры, учителя. Многие из них приехали в Дзержинск после столичных вузов и вместе со знаниями привезли модную одежду. Например, директор школы В.В. Криштафович зимой форсил в роскошной шубе. Купить такую шубу на свою зарплату Криштафович не мог. Досталась она ему еще в 1914 году от отца. К концу же тридцатых годов эта шуба была, как решето, но выглядела еще очень привлекательно. В отличие от педагогов, врачей и инженеров, заводские руководители и городские чиновники на высокую зарплату могли купить появившиеся новые сорта тканей – креп, фуляртин, сатин, коленкор, атлас, коверкот, шевиот, бостон, фланель, бумазею, и одеть жену в модный наряд, а себе сшить добротный костюм. На отдыхе, где-нибудь в Крыму или на Кавказе, они ничем не отличались от людей столичных.


Автор: Вячеслав Сафронов,

фото: из архива автора