finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Комсомол Дзержинска: как все начиналось

Вскоре после Октябрьской революции в самых разных местностях страны стали возникать молодежные организации. Целью одних из них была культурно-просветительская работа, других – решение экономических задач, третьих – политические амбиции.

 

В целях объединения подобных разрозненных образований 16 марта 1918 года в Нижнем Новгороде была проведена губернская конференция союзов рабочей молодежи. «Для общего направления и планомерности» был создан общий руководящий центр. Это объединение было прообразом будущей комсомольской организации. После создания Российского Коммунистического Союза молодежи (РКСМ) 29 октября 1918 года в столицу были направлены посланцы с мест. По их возвращении во всех учебных заведениях и на предприятиях городов начинают создаваться комсомольские ячейки.


«Чтобы объединиться, войти в РКСМ под его флагом, приняв его платформу», в апреле 1919 года в Нижнем Новгороде состоялась окружная конференция комсомольских организаций. В общем списке губернской комсомолии значилась и Растяпинская организация. Это были немногие еще комсомольцы различных предприятий. Одной из первых в Растяпино – 12 октября 1919 года – была создана комсомольская организация железнодорожной станции Растяпино. Члены ее обязались «углубить работу Союза и распространить Устав среди остальной молодежи». А 28 декабря 1919 года состоялась первая районная комсомольская конференция, на которой присутствовали комсомольцы Растяпина, Бабушкина и Решетихи. В Растяпинской комсомольской организации насчитывалось 75 членов, были организованы культурно-просветительская, агитационная, экономическо-правовая комиссии. Важное место в работе организации придавалось охране труда подростков, школьному обучению работающих подростков, организации субботников, художественной самодеятельности.

 

Важность этих направлений работы хорошо понимала вся молодежь района, в особенности крупных предприятий. На них тоже начинают возникать свои комсомольские организации. Так, 5 июля 1920 года на заводе взрывчатых веществ (заводе им. Свердлова) состоялось общее собрание беспартийной молодежи, на котором было принято решение по организации Союза молодежи. В комсомол в тот день записалось 16 человек, а через полгода в заводской организации РКСМ состояло уже 392 человека.

 

5На заре своего рождения многие комсомольские организации своей основной задачей считали развал старого мещанского быта. В противовес торжественному религиозному обряду венчания стали внедряться «красные или комсомольские свадьбы». Заключение брака было весьма сухой процедурой. Брачующиеся платили взнос в 20 рублей, заявляли о добровольном вступлении в брак и расписывались в книге регистрации. Свадьбы нередко проводились в рабочих или поселковых клубах. Процедура была весьма незатейливая. Партийные и комсомольские лидеры говорили о равных правах мужа и жены, убеждали присутствующих, что не церковный венец скрепляет союз, а уважение друг к другу. Затем молодым дарилась брошюра Ленина «Речь на III съезде комсомола» или что-то подобное, и коллективно исполнялся «Интернационал» или иные революционные песни. Никакие другие песни, танцы, пляски не допускались. В то же время в комсомольской среде повсеместно шла пропаганда свободной любви. Как классовый предрассудок отвергался стыд, отношения полов стали рассматриваться в контексте революционной целесообразности. В первом Уставе РКСМ было записано, что «каждая комсомолка обязана отдаться любому комсомольцу по первому требованию, если он регулярно платит членские взносы и занимается общественной работой». И это положение действовало до 1929 года. От того отрицательным был авторитет у коммунистического союза молодежи среди населения, о чем свидетельствовал факт роспуска в декабре 1921 года комсомольской организации завода им. Свердлова. «Большинство членов замечены в пьянстве и часть в краже», – отмечалось на бюро райкома в связи с роспуском этой комсомольской организации.


Чтобы наладить работу заводской комсомолии, с помощью райкома было создано оргбюро и «выделены в него ответственные товарищи». Одним из наиболее авторитетных руководителей заводской комсомолии 20-х годов был рабочий паровозного депо, футболист заводской команды Степан Губарев. Авторитетным вожаком среди молодежи слыл и Андрей Дмитриев. Это под его руководством на заводском поселке был создан Дом коммуны, в который въехали молодые передовики производства. Активную культурно-массовую работу среди молодежи проводил и Николай Патоличев. Организация первых ударных бригад, «легкая кавалерия», различные диспуты, «Синие блузы» – во всем этом активно участвовал этот паренек. И когда секретарь комсомольской организации завода Андрей Дмитриев возглавил комитет комсомола района, на его место был избран Патоличев. А вскоре он уже возглавлял комсомол и Растяпина. В 1930 году он – член окружкома.


6Главным в работе комсомола с конца 20-х годов стал «поворот к производству». Это заключалось в воздействии на отстающих, бракоделов, прогульщиков и других нарушителей. Наиболее эффективной формой их критики была «легкая кавалерия». При своих «налетах» она выявляла на производстве различные недостатки, обсуждала их на собраниях, критиковала в стенгазетах и в плакатах. К началу 30-х годов численность комсомольцев на заводе достигла 600 человек. Был среди них и Яков Ливанов. Этот человек и сегодня остается примером для многих.


Его судьба типична для большинства людей советского периода. Родился Яков в 1900 году в бедной крестьянской семье. Ни одного сытого дня не помнил он в детстве. Нередко на селе вообще питаться было нечем. Рано пришлось познать не только тяжелый физический труд в поле, но и «искать заплатки» по деревенским дворам. «Иди, сынок, – напутствовала Яшу мать, – одним ртом за столом меньше будет, да и, может, обиходишь себя». И совсем еще небольшой мальчишка шел наниматься «в люди»: косить, пахать, пасти, копать, строить. Но и научился всему. Любое дело в деревне знал и умел с детства. Тяжелый труд рано укрепил его мышцы, закалил волю. Немало ее требовалось для борьбы за существование, для борьбы с голодом. В 1919 году Яков вступил в комсомол. Но тогда их организация распалась. Созданная же в 1923 году вновь, держалась крепко, воевала с кулаками, помогала бедным, лес пилила погоревшим. А секретарем сельской комсомольской организации был Яков Ливанов.

 

4Но, чтобы бороться, просто жить, нужно было работать, а работы в деревне не было. Пришлось покинуть родные края, идти зарабатывать на кусок хлеба. В 1924 году Яков нанялся в каменоломы. Получал по 10–15 копеек в день. «Побольше стали платить, когда работал истопником в общежитии. Шесть рублей в месяц, – вспоминал Ливанов. – Хватало только на чай, хлеб, соль, а на горячем приходилось экономить».


В 1926 году Ливанов приезжает в Растяпино на завод им. Свердлова. Поступил грузчиком в транспортный отдел, работал подсобным на строительстве «красных домов» по улице Свердлова. «Бурные были годы, – рассказывал Яков Ильич. – Постоянные субботники, воскресники, военная подготовка. В начале 1928 года все были воодушевлены подготовкой к принятию плана первой пятилетки. А когда четырнадцатая партийная конференция приняла Обращение о развертывании соцсоревнования, трудовая активность еще больше усилилась».


К тому времени бывший безграмотный крестьянин, а теперь рабочий крупного промышленного предприятия, уже читал, с жадностью учился в вечерней школе. Учился и у опытных рабочих, у преданных большевизму партийцев. «Начальником склада, где работала наша бригада грузчиков, был И.М. Форсман, чудесный человек, партиец. Он много со мной занимался, вводил в курс всех политических событий. Он и рекомендацию в партию дал». И в 1929 году Яков Ильич и стал коммунистом. С первых дней пребывания в партии он примерным трудом оправдывал звание партийца. В том же 1929 году бригада грузчиков, которой руководил Ливанов, приняла соцобязательство и вызвала на соревнование бригаду грузчиков Василия Рогожина из химического цеха. Пожалуй, это был первый соцдоговор на заводе им. Свердлова.


2Высокая трудовая и общественная активность Ливанова не осталась незамеченной его товарищами. Осенью 1929 года его избирают председателем профсоюзной организации транспортного отдела. «Всех себя отдавали производству, – рассказывал Ливанов. – Не страдали от того, что я больше сделал, а он меньше. Никогда не спрашивали десятников, сколько заработали. Кирпича на тачку полагалось класть 70–80 штук. Лошадь возила 120 штук, а я клал по 200. Десятник ругал за то, что тачку поломаю». Так работал Яков Ильич и на разгрузке свинцовых чушек и везде, пока не возникла проблема «своих спецов». Послали его в школу мастеров на полтора года. А потом была ударная работа в угольном цехе – строительство, подготовка к пуску в эксплуатацию. И вдруг вызывают в Москву, спрашивают: «Можно ли пустить цех без французов? (помогали они тогда на строительстве угольного цеха). «И сами вполне справимся», – уверенно ответил Ливанов. И возвратился уже не мастером, а заместителем начальника цеха.


После партийной чистки Якова Ильича избрали парторгом шестого цеха, а для повышения политической грамотности направили учиться на краевые курсы марксизма-ленинизма высшей партшколы при ЦК ВКП (б). Затем была партийная работа в соседнем районе. А в 1939 году комиссаром он воюет с белофиннами. И снова родной завод, снова Яков Ильич в рабочей гуще, сначала заместителем начальника десятого цеха, затем парторгом во втором цехе.

 

3Время было очень тревожное. Над страной сгущались грозные тучи войны. В трудовых коллективах партийцами проводилась большая разъяснительная работа о необходимости более производительного труда, оборонно-массовые занятия. Когда в 1941 году на заводе было создано народное ополчение, Якова Ильича назначили комиссаром. А командиром ополчения стал будущий Герой Советского Союза П.М. Корышев. Ими была проделана очень важная работа по подготовке людей к участию в войне. После трудового дня многие молодые люди, прежде всего комсомольцы, занимались на заводском стадионе строевой подготовкой, учились умению хорошо владеть оружием. А когда фашисты напали на нашу Родину, Ливанов попросился на фронт. Но его направляют в военную академию, и только потом в политотдел Четвертой танковой армии. «Чем могла, – вспоминал Яков Ильич, – всем война меня наградила: и ранен был, и контужен, и орденами награждался». От Москвы до Берлина и Праги – таков боевой путь Ливанова. Шесть боевых орденов украсили грудь этого воина. А был еще и орден за труд. К этой награде его представили еще до войны, в числе первых заводских орденоносцев. Но получить ее тогда Якову Ильичу не довелось. Ушел он в армию, воевал. Как же был удивлен и обрадован, когда в 1943 году в Москве М.И. Калинин вручал ему вместе с орденом за Орловско-Курское сражение и орден «Знак почета» за работу на трудовом фронте.


Демобилизовался Яков Ильич более чем через десять лет после окончания войны. И снова – в Дзержинск. Работал секретарем партийных организаций в стройтресте, пищеторге, в береговом хозяйстве. На пенсию вышел в 1976 году. Но продолжал постоянно бывать в трудовых коллективах, выступать перед ними с лекциями. «Мы жили в нелегкое время, а сейчас оно такое интересное, что хочется продолжать работать дальше, – говорил Я.И. Ливанов в годы перестройки. – Нет, мы еще поработаем, пока есть силы. Жизнь научила нас ценить все созданное. Сохранить его, передать наше стремление молодым – такова задача ветеранов». Замечательные слова бывшего комсомольца, партийца, которые не расходились с делом до конца жизни этого достойного человека.

 


АВТОР: Вячеслав Сафронов,

ФОТО: архив автора, электронные СМИ