www-data
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Алексей Фролов: ЛИРИЧЕСКИЙ ХУДОЖНИК

В 1964 году он стал первым в Дзержинске членом Союза художников СССР. В 1969-1975 гг. Фролов – главный художник города химиков. Затем до 1989 г. работал в Горьковских художественно – производственных мастерских при художественном фонде города Горького. Избирался в правление областного отделения Союза художников и худсовет при Горьковских художественно – производственных мастерских.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Я помню его совсем молодым, еще без бороды и широкого признания, но также в очках, всегда живого и дотошного. Уже тогда для нас – мальчишек, только учившихся рисовать, Алексей Иванович был мастером живописи, на работы которого мы смотрели с завистью и восторгом.IMG 001
Когда-то и у него глаза загорались от работ своих наставников по учебе в художественном училище. Поступил он в него в голодном 1947 году. Семья Фроловых жила тогда в Сормово. Отец работал в аптеке, мать занималась шитьем. Жили трудно, как  все простые семьи. Но в доме Фроловых меланхолией не пахло. Частые шутки отца и артистические миниатюры матери способствовали стремлению к творчеству у Алексея. Проявлялось это в привычке рисовать. Поощряемый учителями, Алексей стал лучшим рисовальщиком в школе. Ему советуют поступать в Горьковское художественное училище. И он успешно сдает вступительные экзамены. 
Начались трудные дни учебы. Добираться из Сормово до улицы Фигнер, на которой находится училище, зачастую приходилось только на попутках. Это было сложно и долго. Да и  денег в семье не хватало на краски, кисти и холсты, необходимые для учебы. И Алексей решает оставить училище, идти работать на завод, как делал это в годы войны. Но заявление об отчислении директор училища не подписал. Он предложил подработку – оформлять вывески, писать объявления и другую уличную «зазываловку». И это спасло начинающего художника. В 1952 году Фролов успешно оканчивает училище, а в следующем году перебирается в Дзержинск. Не один, с супругой, тоже выпускницей художественного училища. Но Лидия Прохоровна продолжать карьеру художницы не стала. Она всю жизнь создавала благоприятные условия для творческой работы Алексея, была его первым критиком и добрым советчиком, часто выезжала с ним на этюды. «Алексей рисует, а я стою и от зависти плачу», – рассказывала Лидия Прохоровна. Она понимала толк в живописи, видела, какой  сильный ее муж колорист. И это подтверждали маститые художники, отзывы о пейзажных работах с выставок. Выставляться Алексей начал сразу после окончания училища. Выставок было много – городских, областных, зональных, республиканских.
А.ФроловВ его первых работах присутствовала малоуловимая схожесть с полотнами русских классиков пейзажа. Но это не было подражанием. С первых картин у Алексея появился свой почерк, и с каждой новой работой он становился тверже и узнаваемее. Его пейзажи становились мягче и легче для восприятия. В Дзержинске они сразу покорили зрителей и выбором натуры, и тонким письмом живописца. Но сначала широкой публике стало известно о А.Фролове благодаря рисункам в городской газете. 
Оказавшись в нашем городе, где старые деревянные домишки и бараки с каждым годом все больше уступали место новым пятиэтажкам, Фролов увлекся городским пейзажем. Его рисунки о старом городе, о его обновлении стали появляться в газете «Дзержинец». Они просты и конкретны, понятные взрослому и ребенку. Тема строительства была особенно близка Фролову. Ведь он сам работал на возведении своего дома, участвуя в народной стройке на улице Бутлерова. И там, в тесноватой квартире, кругом лежали кисти, стояло много картин, постоянно пахло краской и лаком. Писал-то он всегда дома. Особенно много после посещения заповедных мест нашей родины. Одной из них стала творческая поездка в 1965 году в Серебрянники, где находилась дача Союза художников СССР. В этот тихий уголок Нечерноземья с его неброской, но щиплющей душу красотой, часто приезжали Репин, Левитан и многие другие корифеи пейзажа. Алексей привез оттуда полсотни пейзажей и этюдов, которые стали в последующем основой для выставочного полотна. А.Фролов.-Площадь-Дзержинского
Новые места для художника – это новые потрясения, результатом которых для Фролова становились нарядные полотна с изображением осеннего леса, тихие – с церковными куполами или пестрые, изображающие узбекский базар. Где только не был со своим этюдником Фролов. Побывал в Средней Азии, и появились «Горный Чаркисар», «Поселок Шохофтар», «Базар в Фергане» (все 1955 г.).  После северной Онеги написал «Северную деревню», «Поселок сплавщиков», «Лесное озеро» (1959 г.). Съездил в Краснодарский край и написал «Кубанский пейзаж» (1977 г.),  «Горный цветок» (1978 г.), ряд других картин. Каждая поездка по другим историческим местам так же увенчивалась новыми работами: «Торжок» (1965 г.), «Город Гороховец» (1979 г.), «Муром» (1988 г.) и так далее. Если у большинства других художников в 60-70-х годах рука не поднималась изображать монастыри и храмы, Алексей пишет «Купола Ростова Великого» (1968 г.), «Звоница Ростова Великого» (1968 г.), «Н.Новгород. Благовещенский собор» (1987 г.), «Соловетский монастырь» (2004 г.), «Поселок Флорищи» (1996 г.) и другие работы, запечатлевшие великолепные творения древних зодчих. 
IMG 003Всматриваясь в эти полотна, начинаешь понимать, что художник не просто копировал древние строения, а говорил с нами о сиюминутном и вечном, как, например, в работе «Монастырь во Флорищах». Написана она осенью, когда свой темно-зеленый наряд деревья сменили на более светлый – охристый цвет, когда небо затянуто густыми облаками, но еще не тяжелыми, а светлыми, как доминирующий над лесом и всем вокруг, излучающий благодать монастырь. Его мощь уступает только силе небесной. Глядя на все это, понимаешь свое ничтожество в сравнении с ниспосланным Богом каменным творением, кажущимся вечным. Это видение усиливает слегка обозначенная уносящаяся, будто в небытие, птичья стая. Данная работа А. Фролова побудила многих людей посетить монастырь во Флорищах, поклониться ему, даже когда по бездорожью добраться до монастыря было весьма проблематично. В 2004 году в честь 75-летия живописца была открыта экспозиция «Русь белокаменная», на которой выставлялись все картины А.Фролова, посвященные духовной тематике. Наиболее впечатляющей стала картина, изображающая Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. ДКХ
Но не только церковная архитектура интересовала А.Фролова. У него много работ, посвященных Дзержинску, в котором  он жил, архитектуре города 50-60-х годов, соседству уходящей старой застройке с новыми, благоустроенными пятиэтажками. И этими своими работами А.Фролов сохранил для нас облик города середины прошлого века. Он любил Дзержинск, поэтому часто выходил с мольбертом на его стройки, площади и улицы. Алексей Иванович понимал, как важны будут для молодого поколения его работы. С большой любовью, например, он показывает нам «Вид на площадь» (1958 г.), еще не многолюдную, совсем без автомобилей, просторную и светлую, с устремившимся вдаль центральным проспектом, по которому так любили гулять в весеннюю пору дзержинцы. А разве не зачаровывает осенняя картинка центрального городского сквера своим изысканным ландшафтным дизайном? (Работа «Площадь Дзержинского» (1956 г.). В сквере ничего лишнего. Великолепная клумба усиливает величие памятника, доминирующего в округе. Мягкие, наполненные музыкой цвета картины подчеркивают спокойное настроение небольшой группы людей. Так и хочется шагнуть к ним, пройтись по аллеям сквера.  Несколько иная другая работа А.Фролова, посвященная площади Дзержинского. В ней художник изобразил не отдельный фрагмент площади, а всю ее – архитектуру зданий, образующих площадь, ансамблевость и уникальность ее строений. И вновь автор отмечает простор площади, «легкость» ее строений и приоритет пешеходов на всей территории площади. 
Фролов-А.И.-Дзержинск-строитсяНе ошибусь, если скажу, что у любого, взирающего на картину «Дзержинск. Весенний день» (60-е годы), появляются светлые эмоции и от узнаваемых неброских зданий, и от весеннего дня, написанного в духе импрессионизма. Без глубоких радостных переживаний художника такую, дышащую солнцем, картину создать невозможно. То же самое можно сказать и о картинах «Дзержинск строится» (1964 г.) и «На окраине Дзержинска» (1966 г.). Работы солнечные, в светлых тонах, вызывают чувства уверенности, что большие жилые дома скоро появятся и на пустыре, изображенном на переднем плане картины. Радостные эмоции испытываешь и от работы «Проспект Ленина» (1966 г.). Он изображен зимой, кругом лежит снег, и детали в картине совсем не прорисованы. Однако проспект выглядит до боли родным. Хотя зиму А.Фролов изображал редко, но не менее удачно, как и другие времена года. Что и говорить, Мастер! Пожилые люди помнят, какие гордые чувства испытывали они за первую советскую женщину, побывавшую в космическом пространстве. Ее изображение дзержинские строители увековечили на торце одного из первых домов новой улицы, названной в честь космонавта. А Алексей Фролов запечатлел этот дом в своей картине «На улице Терешковой» (1966 г.), в которой новое – космическое  и железобетонное – соседствует с отживавшими свой век ветхими деревянными домами. Как это символично! Не правда ли?IMG 002
На выставке «Большая Волга», проходившей в 1966 году в Куйбышеве, экспонировалась пейзажная работа А.Фролова «Дзержинск, 21 километр». Газета «Советская культура» писала по ее поводу: «Это пейзаж, в котором живет стремительный век и влюбленность художника в близкую нам красоту русского леса».  
Алексей Фролов был многогранный художник, писал на разные темы. Наиболее удачными считаются его пейзажные работы. Они хороши ровной, лучистой цветовой гаммой, не давящей на зрителя. Их композиция легко раскрывает замысел художника, а манера письма всегда пронизана музыкой и поэзией. Помните строки А.С.Пушкина: «В багрец и золото одетые леса, // В их сенях ветра шум и свежее дыханье, // И мглой волнистою покрыты небеса, // И редкий солнца луч,…». Они написаны словно о работах А.Фролова. К великому поэту у художника была особая любовь. Он учился у него искусству, в его стихах постигал тайну натуры, и посредством живописи стремился передать музыку расцвета или увядания природы. 
Все пейзажи А.Фролова отличаются необыкновенной легкостью и пленительной силой. Они не давят, наоборот, привлекают зрителя. Всматриваешься в них и вдруг оказываешься возле «Лесного озера» (1959 г.), в «Родных местах» (1977 г.) или в «Апреле серебристом» (1977 г.), ощущаешь прохладу сосновой тени, аромат букета цветов, глубину таинственного озера или запах подсыхающего луга. В своих картинах художник не говорит нам об этом, не прорисовывает каждую травинку, кустик или  облачко. Напротив, смелыми мазками кисти прячет частности предметов, как в работе «Проспект Ленина». В результате запечатленной художником игры света детали оказываются лишними. Однако картина кажется живой, дышащей мощью. Это чувствуешь непременно. Лучистая энергия в разном ее состоянии превращает безликое вначале полотно в живую картину, наполненную тонкой лирикой. В световых тонах, образующих пространство и объемы, меняющихся в каждой картине, и есть главный секрет А.Фролова. Мастерски передать тепло или холод света, робкие лучи или озарение всего вокруг – в этом поэтическая выразительность его живописи.
Фролов-Алексей.-Площадь-Дз.-1956-гГоды творческой работы мало изменили Алексея. Как и в молодости, у него оставался цепкий взгляд. Как спичка, он зажигался новой темой, брал мольберт и устремлялся на улицы города или в его окрестности. «В живой природе каждое мгновение неповторимо. Цвет, освещенность, состояние – все нужно успеть поймать и запечатлеть», – не раз говорил художник. В результате рождалась новая работа. Не копия увиденного, а лирический образ в красках, как у поэта – в стихах. Поэтическая лирика была всегда близка художнику, в особенности поэзия, выражавшая чувства и переживания Пушкина. Потому-то А.Фролов не упускал возможности побывать в пушкинских местах, стремился ощутить те же чувства, что испытал когда-то великий русский поэт, и перенести их на холст. В результате родились несколько десятков работ цикла «На болдинской земле», который выставлялся в 1999 году.
Будучи коммуникабельным человеком, Фролов любил и послушать, и поговорить о чем угодно. Но любую беседу всегда переводил на разговор о живописи, о художниках, о своих работах. Однако в его словах никогда не слышалось самовосхваления. Наоборот, Алексей был часто самокритичен. В его друзьях были и маститые, и начинающие художники. Алексей, хотя и отмечал их промахи, отзывался только положительно. Эта черта характера притягивала к нему людей самых разных возрастов и занятий, в первую очередь любящих живопись. Говорить на эту тему с ним было очень интересно, поскольку Фролов хорошо знал и историю живописного искусства, и современных художников. В пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века классическое искусство изучали не в парижских и голландских музеях, а по художественным альбомам, изредка появлявшихся в книготорге. И каждый такой альбом становился предметом оживленных бесед. Как и новые здания, появлявшиеся в городе, и которые предстояло художественно оформить. Будучи главным художником города, он мог бы единолично принять то или иное решение. Но всегда советовался с другими художниками, а иногда, например, на Дворце пионеров, и сам принимал непосредственное участие в росписи. Не без участия Фролова были оформлены зал ресторана «Ока», мозаичная стенка политеха, Дом книги. Это заслуга не чиновников от искусства, а создателей прекрасного, которое и сегодня нас радует. г.-Дзержинск.-Весенний-день.-60-е-годы.-к
Но главными для Алексея всегда оставались пейзажные работы. С пятидесятых годов А.Фролов был дружен с замечательным горьковским художником Кимом Шиховым, бывал с ним в творческих поездках по русскому северу, многое перенял у этого пейзажиста. «У нас с Алексеем было одинаковым миропонимание, – рассказывает Ким Иванович, – подход к изображению мира природы. Но Фролова отличает более живописное, тонкое, нежели мое, изображение состояния природы». Несомненно, это – высокая оценка творчества дзержинского художника всеми признанным Мастером пейзажа. Говорят об этом и разлетевшиеся по миру (Германия, Япония, США, Израиль) работы Фролова, в том числе осевшие во многих музеях и в частных коллекциях.
Алексей Фролов был не только замечательным художником, но и хорошим педагогом. Многие ученики пятой школы и интерната №1 (1952-1966 гг.), студии Дворца пионеров (1966–1968 гг.) и сегодня вспоминают учителя рисования добрым словом. После занятий у А.Фролова немало из ребят продолжили обучение рисованию в художественной школе. Каждодневные разговоры о живописи, лежащие повсюду в доме холсты и краски порождали и у детей Фролова желание взяться за кисть. Особенно близкой живопись стала для Евгения. Он также окончил художественное училище и быстро добился признания общественности, стал членом Союза художников. Но его творчество сильно отличается от живописи отца. Пейзажные панорамы глубоки и необычны не своими мотивами, а доминированием неба в том или ином величии. Евгений – один из лучших в стране художник натюрмортного жанра, работавший в стиле малых голландцев. Его тщательно прописанные картины пунктуальны и изысканны. Портретные работы также отличаются тщательной проработкой,  исключительно глубокие и выразительные, как, например, «Автопортрет». Любые работы Евгения Фролова всегда были украшением выставок, в том числе союзного масштаба. Дзержинцы тоже могут оценить творчество Алексея и Евгения Фроловых, посетив открытую в краеведческом музее выставку их творчества.
 Фролов.-Вид-на-площадь  Фролов.-Проспект-Ленина.-1966
 
 
Автор: Вячеслав Сафронов, фото: архив Г. Усовой и городского музея