www-data
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Дворянское гнездо Дзержинска

Добрый день дамы и господа!

 

В период с 1766 по 1917 годы в Российской империи существовал орган дворянского самоуправления - Дворянское собрание. Он действовал как на губернском, так и на уездном уровнях. Глава дворянского собрания имел звание предводителя. Этот орган занимался решением локальных общественных вопросов. Дворянские собрания были официально отменены после Октябрьской революции. И только в 1990 году представители русских дворянских родов объединились и основали «Российское Дворянское собрание», по примеру которого стали образовываться губернские и уездные общества. Не обошло это событие и Дзержинск... В нашем городе также есть Дзержинское уездное Дворянское собрание, предводитель которого - потомственный дворянин Игорь Борисович Григорьев, он также является и вице-предводителем Нижегородского губернского собрания. В этой рубрике Вы найдете эксклюзивные интервью с представителями известных дворянских родов, проживающих сегодня в Дзержинске, а также материалы, рассказывающие о деятельности уникального органа самоуправления России - Дворянского собрания.

Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 58

Род Заваровых в Дзержинске

В родословном древе практически каждого человека переплетается множество родов и отдельных веточек. Одни из них прослеживаются до седой старины, другие - совсем «неглубоко». Так, род Заваровых объединял представителей самых разных сословий: столбовые дворяне, дворяне служилые, а также купцы и крестьяне. А родственники принадлежали к довольно известным в царской России фамилиям, среди которых были Чичаговы и Дружинины, Сипягины и Фризе, Эндены и Расторгуевы. Разные фамилии, разные люди... Но что объединяло большинство из них, так это - искреннее служение Отечеству и Государю. О своих предках и их незаурядных судьбах «СВЕТСКОМУ» рассказал отпрыск одной из славных дворянских фамилий, родившийся и выросший в Дзержинске, Григорий Заваров.

 

 

Григорий Геннадьевич, вы принадлежите к роду дворян Заваровых. С каких времен берет свое начало ваша фамилия?
- Наш род, род Заваровых, вовсе не древний. Основатель его, Алексей Михайлович Заваров, появился на свет в 1780 году и рос в Московском военно-сиротском доме, и родни у него, похоже, не было. Был ли он подкидышем или незаконнорожденным - остается неизвестным, поскольку пожар в Москве 1812 года уничтожил соответствующие архивные материалы. Как ни странно, воспитанники этого заведения, как правило, делали неплохую карьеру. Не стал исключением и наш предок. Отслужив по военной части, в том числе в сражениях с Наполеоновской армией, он осел в Нижнем Новгороде и, став частным приставом, к 1836 году уже выслужил потомственное дворянство.

 

Среди ваших предков были известные личности?
- Практически все потомки Заваровых носили военную форму. И сын Иван Алексеевич, дослужившийся до полковника, и внук Владимир Иванович, хоть и служивший в министерстве финансов, участвовавший в первой мировой и там сгинувший, и правнук Борис Владимирович, служивший уже новой власти и переживший Великую Отечественную. Много интересных людей среди предков и по женским линиям. Не могу не упомянуть об очень колоритном историческом лице - Льве Ивановиче Расторгуе-ве, купце-старовере, заводчике. В свое время он поднялся настолько, что смог скупить половину Урала у разорившихся к тому времени Демидовых. Или, например, об Ермолае Антоновиче Фризе, который был камердинером у Константина Павловича, брата царя Александ-ра I. Подвиг Фризе заключался в спасении царственного брата. При приближении вооруженных заговорщиков к покоям Константина, когда смерть блестела на остриях их шпаг, наш почтенный предок невозмутимо запер двери перед самым носом бунтовщиков, дав тем самым время для спасения своего «шефа». Кстати, полученный за подвиг пенсион позволил жить безбедно не только ему самому, но и сносно существовать семьям всех его дочерей. Но самым известным среди наших предков был, конечно, род Чичаговых, уходящий корнями в «доромановскую Русь». Например, адмиралы Чичаговы, отец и сын. Сын Павел Васильевич смолоду достиг немалых чинов, был ближайшим другом Государя Александра Павловича, командовал целой армией. Но, по наущению хитрых царедворцев, лишился всего. Первым из его гонителей был взяточник и казнокрад М.И.Кутузов. Да, да! О темных сторонах жизни знаменитого полководца Кутузова не рассказывают ни в школах, ни в институтах. И даже в басню попал мой несчастный предок. Помните - «Кот и щука» И.А.Крылова: «Коль сапоги начнет тачать пирожник...» И, между прочим, совсем несправедливо... Но, пожалуй, самым известным среди Чичаговых стал Леонид Михайлович, брат моего прапрадеда. Сделав блестящую военную карьеру, награжденный золотым оружием за боевые заслуги, в конце концов, он принимает постриг и посвящает оставшуюся жизнь служению Господу. Именно он, отец Серафим Чичагов, был инициатором канонизации преподобного Серафима Саровского и автором многих богословских (и не только) книг. В одни из самых трудных периодов, уже при советской власти, он принял пост митрополита Петроградского. Советы не оставляли его своим «вниманием» - он неоднократно преследовался и попадал под арест. Последний раз это случилось в 1937 г., когда ему шел уже девятый десяток. Он был схвачен и расстрелян. А в 90-е годы был причислен к лику Святых как священномученик.

 

Как протекала жизнь ваших предков до революции?
- Вполне спокойно. Прадед Владимир Иванович служил в минис-терстве финансов в столице, его супруга дома воспитывала двух сыновей. Богатства особого не было, но жили в достатке. Всю недвижимость (дома и имения), доставшуюся от их предков, в начале XX века пришлось заложить и продать. Жизнь до первой мировой войны была спокойная и размеренная. На лето непременно снимали дачу.

 

Как отразилась революция на их судьбе?
- Мужчины в то время все были на военной службе. Прадед с войны так и не вернулся — пропал без вести. К лету 1916 года в Петрограде стало неспокойно и плохо с продуктами. И на общем семейном совете было решено временно переехать в более спокойный город. Выбор пал на Липецк. Там и пережили первые годы советской власти. К прежней спокойной жизни, конечно, не вернулись уже никогда, судьба круто изменилась у всех. С работой тогда было плохо, брались буквально за все. Из Липецка уехали только к концу 20-х годов. Связь с другими родственниками была потеряна, так как жизнь всех разбросала.

 

Григорий Геннадьевич, какова история ваших родителей?
- Мой дед по отцу - из крестьян Нижегородской губернии, пришедших сюда, в Черноречье, на заработки, где так и остался. В их семье родилось десять детей, а выжило только двое. Вот такие были условия жизни в 20-30-х годах. Отец сейчас и сам удивляется, насколько нечеловеческие по нынешним меркам тогда были условия. Отец мой, Геннадий Семенович, вырос, выучился и пошел работать. Так что с Дзержинском у него связана вся жизнь. Мама Татьяна Борисовна родилась до войны в Ленинграде. А в Дзержинск, к дяде и бабушкам, приехала после смерти родителей, уже после войны. Детство у нее было полно приключений, к счастью, хорошо закончившихся. В мае 1941 года из Ленинграда ее, четырехлетнюю девочку, забрали на лето к себе в Одессу бабушка и дедушка по маминой линии. Но уже в начале войны она осталась одна на попечении чужих людей буквально на улице. В оккупации и на протяжении всей войны она мечтала, что ее найдет и заберет к себе отец, что было маловероятным. Но какова же была ее радость, когда в 1945-м отец все же чудом находит ее. Правда, счастье оказалось недолгим. Через два года он погибает, а Таню отправляют к бабушке в Дзержинск. В свое время, закончив Горьковский государственный университет, она устроилась в одном из НИИ Дзержинска, защитила кандидатскую диссертацию и работала в сфере разработки пластмасс.

 

Каким образом вы узнали о своей принадлежности к дворянскому сословию? Какие шаги были проделаны вами для того, чтобы доказать свое происхождение?
- К дворянскому сословию, собственно, принадлежит моя матушка. Она никогда и не делала особого секрета из этого, но и не заостряла на этом внимания. Кроме устных воспоминаний, есть еще воспоминания моей двоюродной прабабки. Написаны они очень интересно, и сегодня мы потихоньку готовим их к публикации. К счастью, в нашем случае, доказать свое происхождение было сравнительно нетрудно. Прабабушки аккуратно хранили все документы: свидетельства о рождении, о браке, о месте работы (в 20-х годах еще не было трудовых книжек) и т.п. После этого оставалось получить из Российского государственного исторического архива (в Санкт-Петербурге) несколько заверенных копий, что представители рода были вписаны в Дворянс-кую книгу. В работе с архивами нам оказала огромнейшую помощь Ирина Анатольевна Анисимова - питерский специалист по архивам. С ее помощью мы узнали о множестве боковых «веточек» и судьбе многих родных, связи с которыми были потеряны. Она подытожила все материалы и смогла сделать полное описание рода Заваровых, со всеми необходимыми ссылками и документами.

 

Когда и как ваша семья попала в Дзержинск?
- За это нужно сказать спасибо советской власти. Моему двоюродному деду отказали в возможности обучаться в Ленинграде, поскольку он был из «бывших» (дворян), и ему пришлось искать работу в условиях страшной безработицы. А в Дзержинске тогда широко разворачивались химические производства, и он в 1934 году перебирается сюда. Позже перевозит к себе маму и тетю, когда у нее в ГУЛАГе погибли муж и дочь. Сюда же в 1942 году из блокадного Ленинграда эвакуируется его другая тетя, а в 1947-м приезжает племянница - моя мама. Поэтому я родился и вырос в этом городе, и могу считать себя коренным дзержинцем. Но свою дочь я все же постараюсь отправить в Петербург, по месту «исторического местожительства» предков.

 

Ваша семья пыталась передать вам свои традиции, особенности воспитания, нравственные ценности, православную веру?
- Прабабушку я не застал, бабушек-дедушек тоже, так что все традиции пришлось воспринимать от мамы, которая работала, воспитывала двух сыновей, готовила и обстирывала семью. Жили вчетвером в крохотной двухкомнатной хрущовке, что, впрочем, было совсем неплохо по тем временам. Какие уж тут традиции. Но, уверен, что необходимые качества не только воспитываются, но и передаются с генами. Православной верой я интересовался с детства, но во что-то более глубокое это так и не переросло. Крестился уже в нашем дзержинском «вагончике» в 1996 году. Мама уверяет, что в годы «развитого социализма» это было затруднительно, о крещении обязательно сообщалось по месту работы родителей, что могло принести неприятности.

 

Григорий Геннадьевич, как произошло ваше знакомство с представителями местного Дворянского собрания?
- Из местной прессы. Я заинтересовался, поспрашивал, и оказалось, что среди членов Собрания есть знакомые мне люди. У нас было совсем необычное Дворянское собрание. Оно не было направлено на «выделение» потомков дворян, на их обособление. Поначалу, чтобы войти в нашу организацию, совсем необязательно было иметь дворян-предков. Может быть, это связано со специфическим населением нашего сравнительно молодого города. И, конечно, в работе нашего Собрания большую роль сыграла первая его предводительница, незабвенная Зинаида Григорьевна Снарская, которую недавно отметила глава Императорского Дома Романовых, проживающая за границей.

 

Григорий Геннадьевич, вы принадлежите к роду дворян Заваровых. С каких времен берет свое начало ваша фамилия?
- Наш род, род Заваровых, вовсе не древний. Основатель его, Алексей Михайлович Заваров, появился на свет в 1780 году и рос в Московском военно-сиротском доме, и родни у него, похоже, не было. Был ли он подкидышем или незаконнорожденным - остается неизвестным, поскольку пожар в Москве 1812 года уничтожил соответствующие архивные материалы. Как ни странно, воспитанники этого заведения, как правило, делали неплохую карьеру. Не стал исключением и наш предок. Отслужив по военной части, в том числе в сражениях с Наполеоновской армией, он осел в Нижнем Новгороде и, став частным приставом, к 1836 году уже выслужил потомственное дворянство.

 

Среди ваших предков были известные личности?
- Практически все потомки Заваровых носили военную форму. И сын Иван Алексеевич, дослужившийся до полковника, и внук Владимир Иванович, хоть и служивший в министерстве финансов, участвовавший в первой мировой и там сгинувший, и правнук Борис Владимирович, служивший уже новой власти и переживший Великую Отечественную. Много интересных людей среди предков и по женским линиям. Не могу не упомянуть об очень колоритном историческом лице - Льве Ивановиче Расторгуеве, купце-старовере, заводчике. В свое время он поднялся настолько, что смог скупить половину Урала у разорившихся к тому времени Демидовых. Шли, например, об Ермолае Антоновиче Фризе, который был камердинером у Константина Павловича, брата царя Александ-ра I. Подвиг Фризе заключался в спасении царственного брата. При приближении вооруженных заговорщиков к покоям Константина, когда смерть блестела на остриях их шпаг, наш почтенный предок невозмутимо запер двери перед самым носом бунтовщиков, дав тем самым время для спасения своего «шефа». Кстати, полученный за подвиг пенсион позволил жить безбедно не только ему самому, но и сносно существовать семьям всех его дочерей. Но самым известным среди наших предков был, конечно, род Чичаговых, уходящий корнями в «доромановскую Русь». Например, адмиралы Чичаговы, отец и сын. Сын Павел Васильевич смолоду достиг немалых чинов, был ближайшим другом Государя Александра Павловича, командовал целой армией. Но, по наущению хитрых царедворцев, лишился всего. Первым из его гонителей был взяточник и казнокрад М.И.Кутузов. Да, да! О темных сторонах жизни знаменитого полководца Кутузова не рассказывают ни в школах, ни в институтах. И даже в басню попал мой несчастный предок. Помните - «Кот и щука» И.А.Крылова: «Коль сапоги начнет тачать пирожник...» И, между прочим, совсем несправедливо... Но, пожалуй, самым известным среди Чичаговых стал Леонид Михайлович, брат моего прапрадеда. Сделав блестящую военную карьеру, награжденный золотым оружием за боевые заслуги, в конце концов, он принимает постриг и посвящает оставшуюся жизнь служению Господу. Именно он, отец Серафим Чичагов, был инициатором канонизации преподобного Серафима Саровского и автором многих богословских (и не только) книг. В одни из самых трудных периодов, уже при советс-кой власти, он принял пост митрополита Петроградского. Советы не оставляли его своим «вниманием» - он неоднократно преследовался и попадал под арест. Последний раз это случилось в 1937 г., когда ему шел уже девятый десяток. Он был схвачен и расстрелян. А в 90-е годы был причислен к лику Святых как священномученик.

 

Как протекала жизнь ваших предков до революции?
- Вполне спокойно. Прадед Владимир Иванович служил в министерстве финансов в столице, его супруга дома воспитывала двух сыновей. Богатства особого не было, но жили в достатке. Всю недвижимость (дома и имения), доставшуюся от их предков, в начале XX века пришлось заложить и продать. Жизнь до первой мировой войны была спокойная и размеренная. На лето непременно снимали дачу.

 

Как отразилась революция на их судьбе?
- Мужчины в то время все были на военной службе. Прадед с войны так и не вернулся — пропал без вести. К лету 1916 года в Петрограде стало неспокойно и плохо с продуктами. И на общем семейном совете было решено временно переехать в более спокойный город. Выбор пал на Липецк. Там и пережили первые годы советской власти. К прежней спокойной жизни, конечно, не вернулись уже никогда, судьба круто изменилась у всех. С работой тогда было плохо, брались буквально за все. Из Липецка уехали только к концу 20-х годов. Связь с другими родственниками была потеряна, так как жизнь всех разбросала.

 

Григорий Геннадьевич, какова история ваших родителей?
- Мой дед по отцу - из крестьян Нижегородской губернии, пришедших сюда, в Черноречье, на заработки, где так и остался. В их семье родилось десять детей, а выжило только двое. Вот такие были условия жизни в 20-30-х годах. Отец сейчас и сам удивляется, насколько нечеловеческие по нынешним меркам тогда были условия. Отец мой, Геннадий Семенович, вырос, выучился и пошел работать. Так что с Дзержинском у него связана вся жизнь. Мама Татьяна Борисовна родилась до войны в Ленинграде. А в Дзержинск, к дяде и бабушкам, приехала после смерти родителей, уже после войны. Детство у нее было полно приключений, к счастью, хорошо закончившихся. В мае 1941 года из Ленинграда ее, четырехлетнюю девочку, забрали на лето к себе в Одессу бабушка и дедушка по маминой линии. Но уже в начале войны она осталась одна на попечении чужих людей буквально на улице. В оккупации и на протяжении всей войны она мечтала, что ее найдет и заберет к себе отец, что было маловероятным. Но какова же была ее радость, когда в 1945-м отец все же чудом находит ее. Правда, счастье оказалось недолгим. Через два года он погибает, а Таню отправляют к бабушке в Дзержинск. В свое время, закончив Горьковский государственный университет, она устроилась в одном из НИИ Дзержинска, защитила кандидатскую диссертацию и работала в сфере разработки пластмасс.

 

Каким образом вы узнали о своей принадлежности к дворянскому сословию? Какие шаги были проделаны вами для того, чтобы доказать свое происхождение?
- К дворянскому сословию, собственно, принадлежит моя матушка. Она никогда и не делала особого секрета из этого, но и не заостряла на этом внимания. Кроме устных воспоминаний, есть еще воспоминания моей двоюродной прабабки. Написаны они очень интересно, и сегодня мы потихоньку готовим их к публикации. К счастью, в нашем случае, доказать свое происхождение было сравнительно нетрудно. Прабабушки аккуратно хранили все документы: свидетельства о рождении, о браке, о месте работы (в 20-х годах еще не было трудовых книжек) и т.п. После этого оставалось получить из Российского государственного исторического архива (в Санкт-Петербурге) несколько заверенных копий, что представители рода были вписаны в Дворянс-кую книгу. В работе с архивами нам оказала огромнейшую помощь Ирина Анатольевна Анисимова - питерский специалист по архивам. С ее помощью мы узнали о множестве боковых «веточек» и судьбе многих родных, связи с которыми были потеряны. Она подытожила все материалы и смогла сделать полное описание рода Заваровых, со всеми необходимыми ссылками и документами.

 

Когда и как ваша семья попала в Дзержинск?
- За это нужно сказать спасибо советской власти. Моему двоюродному деду отказали в возможности обучаться в Ленинграде, поскольку он был из «бывших» (дворян), и ему пришлось искать работу в условиях страшной безработицы. А в Дзержинске тогда широко разворачивались химические производства, и он в 1934 году перебирается сюда. Позже перевозит к себе маму и тетю, когда у нее в ГУЛАГе погибли муж и дочь. Сюда же в 1942 году из блокадного Ленинграда эвакуируется его другая тетя, а в 1947-м приезжает племянница - моя мама. Поэтому я родился и вырос в этом городе, и могу считать себя коренным дзержинцем. Но свою дочь я все же постараюсь отправить в Петербург, по месту «исторического местожительства» предков.

 

Ваша семья пыталась передать вам свои традиции, особенности воспитания, нравственные ценности, православную веру?
- Прабабушку я не застал, бабушек-дедушек тоже, так что все традиции пришлось воспринимать от мамы, которая работала, воспитывала двух сыновей, готовила и обстирывала семью. Жили вчетвером в крохотной двухкомнатной хрущовке, что, впрочем, было совсем неплохо по тем временам. Какие уж тут традиции. Но, уверен, что необходимые качества не только воспитываются, но и передаются с генами. Православной верой я интересовался с детства, но во что-то более глубокое это так и не переросло. Крестился уже в нашем дзержинском «вагончике» в 1996 году. Мама уверяет, что в годы «развитого социализма» это было затруднительно, о крещении обязательно сообщалось по месту работы родителей, что могло принести неприятности.

 

Григорий Геннадьевич, как произошло ваше знакомство с представителями местного Дворянского собрания?
- Из местной прессы. Я заинтересовался, поспрашивал, и оказалось, что среди членов Собрания есть знакомые мне люди. У нас было совсем необычное Дворянское собрание. Оно не было направлено на «выделение» потомков дворян, на их обособление. Поначалу, чтобы войти в нашу организацию, совсем необязательно было иметь дворян-предков. Может быть, это связано со специфическим населением нашего сравнительно молодого города. И, конечно, в работе нашего Собрания большую роль сыграла первая его предводительница, незабвенная Зинаида Григорьевна Снарская, которую недавно отметила глава Императорского Дома Романовых, проживающая за границей.

 

Есть ли у вас родственники в других городах, в том числе за границей? Поддерживаете ли вы с ними связь?
- В советские годы большинство связей было потеряно, и только сравнительно недавно благодаря архивной работе и интернету стала известна судьба потомков «потерянных» родственников. Кроме Петербурга, родственники есть и в Москве. Обнаружились они также в Финляндии, Франции, США, Канаде, Австралии и даже Бразилии. Контактов, к сожалению, с зарубежной родней почти нет, а, кроме того, некоторые из них совсем не интересуются своими предками. Но, по крайней мере, на душе спокойнее, когда знаешь, что они не потеряны. Но далеко не всех потерянных нашлись следы. Например, каким образом на кладбище Сен-Женевьев де Буа под Парижем оказался мой двоюродный прапрадед? И какова судьба других родных, его современников? Так что, еще много загадок в их судьбах. Радует, что сегодня можно что-то делать в плане поисков и хоть как-то восстанавливать то, что в свое время было разрушено советской властью.

 

Комментарии  

 
0 #1 Лариса Николаевна 15.12.2014 11:19
Поклон с Волги из Царственной Костромы! Я историк-генеало г и с 1997 года изучаю историю рода Чичаговых. Сейчас костромское казачество возрождает усадьбу Чичаговых и воинский храм. Уверена, что успе. с помощью Божьей создать музей памяти Наказного Атамана Уссурийского и Военного Губернатора Дальнего Востока, вашего прямого предка и родного брата Святого Серафима Чичагова, это Николай Михайлович Чичагов, а все вы его прямые потомки!
Пишите мне и звоните 8 910 196 9126
С уважением, Лариса Николаевна Матягина историк-генеало г, Костромское Казачье Военно-Историче ское Общество.
Цитировать
 
cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить